МЕЦОРА

Рассуждения перед Великой Субботой

Реклама

7 апреля 2019 года

Последнее занятие четвёртого цикла лекций по истории еврейского народа. Дом инженеров Бат Ям.

Приглашаю всех желающих изучать историю своего народа на новый пятый цикл лекции, который начинается 12 мая

Перечитывая заново

B3ADB3AD-821E-4993-A449-DAFF3FD4FAD1РАССУЖДЕНИЯ О ПУРИМСКОЙ ИСТОРИИ

 

«ПЕРЕЧИТЫВАЯ ЗАНОВО» — мне кажется, именно так назывался один из спектаклей московского театра «Ленком», поставленный к юбилею Ленина. Но помнят об этом немногие, а само название очень подходит к выбранной мною теме. Так почему бы и не использовать то, что уже на слуху.

 

О чем же пойдёт речь? Об одном из самых известных трактатов ТАНАХА   «Магелат Эстер». Согласно Закону, каждый еврей обязан дважды в год перечитать это произведение, вечером и утром в 14-й день месяца Адар. А жители Иерусалима читают его на день позже, то есть, 15-го  Адара.

 

Разумеется, я, как житель Бат-Яма, займусь чтением «Магелат Эстер» 14-го  Адара. Но в этот раз я постараюсь быть беспристрастным читателем. Что это значит? Это значит, что я приложу все усилия, чтобы воспринять  сюжет  знакомого произведения, как незнакомый. Это не просто, но стоит попробовать.

 

Итак, место действия – Персидская империя, время действия – 5-й век до нашей эры. В империи проживает довольно большая община почти ассимилированных  евреев. Они нерелигиозны, еврейская жизнь им мало знакома, да и большого стремления жить по-еврейски у них не наблюдается, но при этом они прекрасно помнят, что они — евреи. Очевидно, что без лишней надобности они стараются не демонстрировать своё еврейство. По принципу: есть – и есть, но всем знать об этом не стоит. Каково их участие в общественной жизни страны и  как они себя проявляют?  Видимо, они мало чем отличаются от прочих обывателей этой империи.

 

На троне восседает царь Ахашверош. На третий год своего царствования он устраивает грандиозный пир. Евреи также в числе приглашённых. Вместе со всеми они едят, пьют, веселятся. Всем хорошо! Вот только маленькая неприятность омрачила общее веселье, жена царя Вашти не захотела подчиниться приказу своего мужа и была с позором изгнана из дворца. Ей преподали урок, чтобы другим жёнам неповадно было.

 

Спустя 4 года царь затосковал по своей, вобщем-то любимой, жене и решил найти ей равноценную замену. И как царь подошёл к решению  этой трудной задачи? По всей стране был объявлен конкурс на лучшую царицу. Претенденток, ясное дело,  было много, но из всех выбрали девушку по имени Эстер. По происхождению она была еврейкой. Родители её умерли, и она росла в доме своего дяди Мордехая. Отправляя племяницу во дворец, Мордехай велит ей никому не говорить, из какого она народа. По принципу

«молчи — целее будешь».

 

Прошло пять лет счастливой жизни. Мордехай всё это время сидел себе спокойненько во вратах царского дворца. Переводя на наш язык,  работал в царской администрации. Ему даже удалось раскрыть заговор двух охранников против царя, в результате чего он попал в Книгу записей значительных дворцовых событий, то есть, стал почётным гражданином империи.

 

Словом, ничего не предвещало беды, пока не появился царедворец по имени Аман. Был он откуда-то из провинции, рода незнатного, по слухам раньше служил брадобреем, но Ахашверошу он чем-то приглянулся, и тот приблизил его к себе, назначив первым министром. А чтобы выделить своего избранника, царь приказал всем находящимся на царском дворе низко кланяться Аману. Естественно, все кланялись. Кроме Мордехая. Почему он не не исполнял приказа царя? Может быть считал, что этот безродный выскочка Аман не достоин, чтобы ближайший родственник царицы ему кланялся? А может причина была глубже? Например, Мордехай – потомок Беньямина, а Беньямин, как известно, не кланялся Эсаву, из рода которого происходил Аман.

 

Однако, всё это из разряда наших предположений и гипотез. Истинной причины из самого содержания Книги узнать невозможно. Факт остаётся фактом, всякий раз, когда Аман проходил по дворцовому двору, все ему непременно, я бы сказал, подобострастно кланялись, а Мордехай этого не делал. Дядя царицы был непреклонен и эту свою непреклонность даже слегка демонстрировал. Многим подобное поведение не нравилось. Было в нём что-то вызывающее и дерзкое. Естественно, все наперебой спрашивали Мордехая, почему он не кланяется, но тот всё время отмалчивался. И так повторялось изо дня в день. Но однажды  Мордехай открылся, он взял и  ответил: «Не кланяюсь, потому что я – еврей»!

 

Что это значит, и почему принадлежность к народу связана с исполнением царского приказа, понять невозможно. Но слова Мордехая доброжелатели донесли до Амана, и тот замыслил в отместку наказать всех евреев империи. Министр  испросил высочайшего разрешения   уничтожить этот странный народец, рассеяный по всей империи и живущий по своим законам, а вот царские повеления исполнять нежелающий. И царь дал Аману своё согласие.

 

Противостояние Мордехая и Амана  из  скрытой фазы перешло в явную. Подробности конфликта я опускаю, они для меня сейчас не столь важны, да вы и сами о них прочтёте. Важно только то, что Мордехай при помощи своей венценосной племянницы, которая, наконец, призналась царю, из какого она народа, взял верх над Аманом. По приказу царя, первого министра Амана и всех его сыновей повесили на той самой висилице, которую злодей приготовил для Морехая. Теперь место первого министра, а так же его дом, мундир и лошадь достаются еврею Мордехаю. Евреям разрешено вооружиться, и они расправляются со  сторонниками  Амана.

Персидский народ не на шутку напуган сложившейся ситуацией. Многие даже согласны пройти гиюр и присоединиться к иудеям, потому что для тех наступил счастливый период «света, радости и веселья»! Вот вам и Голливудский «хеппи энд», то есть, счастливый конец. Вроде пора всем идти на улицы, устраивать карнавальные шествия, выкрикивать здравицы, раздавать детям конфеты, а женщинам  цветы, но мне лично почему-то не хочется этого делать. Сложившаяся ситуация печалит и очень напоминает мне пир во время чумы. Непонятно, чему мы радуемся? Если вначале мы были неприметны, никого не трогали, жили себе тихонько, и даже  у себя дома чтили кое-какие еврейские традиции,  сейчас мы у всех на виду, в зоне страшной опасности. Мы – правители, и это не может не раздражать титульную нацию. Представьте себе, что будет, когда царь Ахашверош умрёт или будет свергнут! Да наши нееврейские соседи нас просто растерзают. И подобное не единожды случалось на протяжении всей нашей долгой истории… А пока этого не случится, мы, загордившись,  скорей всего превратимся в напыщенных придворных сановников и льстивых почитателей царя, растеряв всякий интерес к еврейской жизни.  

Некоторые из вас могут сказать, что я пессимистичен, занимаюсь заумью и слишком глубоко копаю…   И тут же, возможно, заметят, что «Магелат Эстер», хотя в данном тексте нам ни разу и не встречается Имя Всевышнего, включён в ТАНАХ. Согласен. Кстати, а почему текст стал священным?

Я долго и упрямо пытался найти ответ на этот вопрос, и вот к чему пришёл: дело не в самом тексте произведения, а в тех людях, которые его читают. То есть, всё дело в нас, в читателях. Мы с вами — вот кто главные герои этого удивительного произведения. Действительно, сюжет трактата «Магелат Эстер», если хорошенько подумать, вызывает одни лишь негативные мысли. Верней, он на первый взгляд банален и прост. Ничего героического или особого там не происходит. Обыденность, которая засосала в себя евреев, почти забывших, кто они, подавляет и не даёт никакого шанса для проявления исторического оптимизма. Ну да, спасение пришло… Но надолго ли?  

И всё-таки что-то скрыто от нашего взгляда в Книге «Магелат Эстер»! Что? Слово Эстер происходит от слова «леhастир» — скрывать. Совершенно очевидно, что надо обнаружить нечто, сокрытое от нас. Но что? Если мы попытаемся подобрать к этой Книге ключик, а сделать это гораздо легче при помощи комментариев наших мудрецов, мы обнаружим, что в тексте за каждым событием незримо  присутствует Б-г, который никогда и никому не даст уничтожить созданный Им народ. Да, там нет его Имени, но… Он есть! И это Он спасает народ, который скрывает своё имя и живёт не по-еврейски. Он спасает его, когда тот открылся…снял маски… 

Вот где кроется разгадка, вот что способно родить в душе читателя, главного героя «Магелат Эстер», надежду на благополучный исход всей этой не очень-то приятной галутной истории. Согласитесь, и сегодня, и всегда эта история актуальна. Уж очень она похожа на то, что происходит с нами в галуте. Потому нам и стоит заново перечитывать это произведение. Нам необходимо  открыть в нём Творца. И понять, чего стоят наши костюмы и маски, если нет в них  человека с живым сердцем, ищущего Б-га.

Признаюсь, внутри себя я надеюсь, что каждый еврей прочтёт странную Книгу «Магилат Эстер» в этом году на праздник Пурим. Я был бы рад обсудить и ваши личные открытия, ваше осмысление этого свитка. Уверен, и вам откроется много интересного, особенно, если удастся погрузиться в текст «Магелат Эстер», заручившись поддержкой наших мудрецов, много раз прокомментировавших данный текст. 

И тогда…  Я в это верю… в наших еврейских сердцах непременно возникнет неугасимое пламя исторического оптимизма, без которого нам никогда не выжить в галуте.

Идти или стоять

18E4EF28-238D-44D7-B262-3CF23968B3A1

В  эту субботу  мы  завершаем  чтение  второй  книги  Торы. Мы узнаём, что  все части  Мишкана  (Передвижного храма)  изготовлены и  в присутствии  Моше собраны воедино  в Соборный шатёр.

      И  покрыло  облако шатёр Соборный, и  Слава  Гос-дня  наполнила      

      Скинию:

      И не  мог  Моше  войти  в  шатёр Соборный, потому   что  осеняло

      его облако и  Слава Гос-дня  наполняла Скинию.

     Когда поднималось облако от Скинии,

      тогда  отправлялись  в  путь  сыны  Израилевы  во  все странствия

     свои:

     Если  же  не  поднималось  облако, то  и  они  не  отправлялись, доколе  

     оно  не поднималось. Ибо облако  Гос-дне  было  над  Скинией  днём, и  

     огонь  был ночью в  ней  перед глазами всего  дома  Израилева

     во  всех  странствиях  их.

                                                                           /Шмот40,34-38/.

Мы  видим, что у  народа  появилось  то  самое  Место,  которое  объединяет  все  колена, делает  осмысленным  их  общее  служение  Единому  и  наполняет значением  их  совместные усилия. Соборный  шатёр  расположен  в центре  лагеря, а  колена  рассредоточены  вокруг  него в определённом, раз  и навсегда  установленном, порядке. Да и само передвижение по пустыне осуществляется  вокруг  основного  обоза, на  котором Скиния  и  все  детали шатра  перевозятся  представителями  колена  Леви.

Давайте  познакомимся  с тем, каким образом происходит передвижение лагеря по пустыне. Это описано в четвёртой книге Торы:

 

Так  всегда  и  было – облако  покрывало  ее  /Скинию/  днём, а явление огненное  было ночью.

И когда поднималось облако с шатра, двигались за ним и сыны Израиля; на месте же, где останавливалось облако, там останавливались сыны Израиля.

По  указанию Творца  двигались  сыны  Израиля  и  по  указанию Творца останавливались. Всё  время, когда  стояло  облако  над Шатром, стояли  и они.

И если  задерживалось  облако  над  Шатром  много  дней, то  и  сыны Израиля следовали указанию Творца и не двигались.

Бывало, что облако оставалось над Шатром несколько дней: они по указанию Творца останавливались и по указанию Творца двигались.

И  порой  было  облако  от  вечера  до  утра, и поднималось  облако  утром, и они  выступали  в  путь; или же  (было)  днем и ночью, и поднималось облако, и  они  выступали  в  путь.

Или  два  дня,  или  месяц,  или  год – когда  оставалось  облако  долго  над Шатром и пребывало над  ним, станом  стояли  сыны  Израиля  и  не выступали  в  путь; а  когда оно поднималось,  то выступали в путь.

По  указанию  Творца  останавливались  и  по  указанию  Творца  двигались. Повеление  Творца  соблюдали  по  слову  Творца  через  Моше.

И Гос-дь говорил Моше так:

Сделай  себе  две  серебряные  трубы, чеканными  сделай  их, и  будут  они тебе  для  созывания  общины  и  для  подъема  станов.

И  когда  затрубят  в  них,  соберется  к  тебе  вся  община, ко  входу  шатра Собрания.

Когда  же  в  одну затрубят, соберутся  к  тебе  начальники,  главы  колен Израиля.

И  когда  затрубите  прерывистым  звуком, двинутся  станы, стоящие  к востоку.

Когда  же  затрубите  прерывисто  вторично, двинутся  станы, стоящие  к югу; прерывистым  звуком  да  затрубят  они  при  отравлении  их  в  путь.

                                                                         «Бамидбар», гл.9, 16 – гл.10,6.

Итак, несложно  заметить,  что  наше  существование  в  пустыне  в  течение целых сорока  лет  складывается  то из  стоянок, то из  передвижний. И  эти состояния  лагеря  настолько важны, что  им  будут  посвящены  две  недельных главы,  «Матот/Стоянки» и «Масэй/Передвижения».

Давайте  для  начала  разберёмся, в чём же смысл двух этих диаметрально разных действий, а  также  попытаемся понять,  почему  все  стоянки  и передвижения  строго  регламентированы,  и  о  чём  нам  говорит  каждое из этих  состояний  лагеря.

Начиная  с  главы  «Лех леха», Тора  упрямо  настаивает  на  том, что движение – один  из  важнейших  способов  обретения  Всевышнего. Наши  праотцы Авраам, Ицхак  и  Яаков  непрерывно  путешествуют,  переходя  из  одного места  в другое. Каждое  из  этих  мест  неслучайно  и  наполнено  особым сакральным  смыслом. Совершенно  очевидно  и  понятно, что эти путушествия несут в себе не только внешний, но  и  какой-то  внутренний смысл. То есть, Тора  нам  даёт  понять, что во время передвижений   не  только  тело  перемещается  в  пространстве, но  и  душа  ищет  дорогу  к Творцу. И вот в дорогу  отправляется  весь  народ. Ясно:  что «дорожные знаки»  не  будут  простыми  «железными  табличками  на  столбах».И действительно, сказано  так: «По указанию Творца останавливались и по указанию Творца двигались».  Каким же образом эти указания поступали к народу? Вот  что  важно  выделить:

 

1.И  когда  поднималось  облако  с  шатра, двигались  за  ним  и  сыны Израиля; на  месте же, где  останавливалось  облако, там останавливались  сыны  Израиля.

2.Повеление  Творца  соблюдали  по  слову  Творца  через  Моше.

3.И  когда  затрубите  прерывистым  звуком,  двинутся  станы, стоящие  к востоку.

Когда  же  затрубите прерывисто  вторично, двинутся  станы, стоящие  к югу; прерывистым  звуком  да  затрубят они  при  отравлении  их  в  путь.

Итак, мы  насчитали  три  способа  оповещения. Во-первых,  движение облака; словесный  приказ Моше, во-вторых;  и трубные звуки горнов, в третьих. По какой  причине народу необходимо  такое  многообразие  подаваемых сигналов?

Чтобы разобраться в этом, обратимся к комментарию Раши на следующий стих:

.      Ибо  облако  Гос-дне  было  над  Скинией  днём, и  огонь

      был  ночью  в  ней  перед  глазами  всего  дома  Израилева

      во  всех  странствиях  их.

      Во  всех передвижениях,  которые  они  /народ/  предпринимали,  облако

      присутствовало  в  том  месте, в  котором  устраивали  стоянку.  И  стоянки

     эти   называются  «странствиями».

Обратите внимание, стоянки называются странствиями, и  только  там присутствует  облако, то есть — Шехина. А  во  время  движения   народ  облака  впереди  себя   не  видит.  Видимо, по  этой  самой  причине   возникает  необходимость  в  приказе  Моше  и  в трубных звуках  горнов.  Моше  приказывает  трубачам, а  те  оповещают  весь народ.  Данное объяснение  вполне  логично.

Значит,  явное  присутствие  Шехины /Бож-го присутствия   ощущается  только  во  время  стоянок. Что  это  может  означать? Во  время  передвижения  люди получали  большую  степень  личной   свободы. Ведь  облако  над  шатром  лишает  воли,  поскольку его  наличие   непрерывно  напоминанает  о том,  что  за  людьми  наблюдают  сверху. Естественно, в  такой  ситуации  о свободном выборе  и  волеизъявлении   говорить  не  приходится. Когда  же  лагерь  движется,  явный контроль  отсутствует,  и  у народа  возникает  ощущение независимости.

Надеюсь, вы со мной согласны? Замечу только, что  одна  маленькая  деталь текста  может  нарушить  весь  ход  наших  стройных  и  логичных, на  первый  взгляд,  умозаключений. Вот  эта  деталь: «стоянки» почему-то называются в Торе «странствиями». А это значит,  что  настоящее  движение  в  пустыне  происходило  в  тот  момент, когда  мы  не двигались, а  стояли. Именно  в тот момент,  когда   облако, висящее  над  Скинией,  было  видно  всем. И вывод  напрашивается   весьма  интересный: явное  присутствие  Шехины  делает  несвободным  только  того, кому  не  очень  хочется, чтобы  его внутреннее  состояние  было  обнаружено. Если  же  человек  не  скрывет  своих  помыслов, и, стало быть, они  чисты,  то  Шехина  становится  для  него  гарантией  истинной  свободы  и  благополучия. Получается, что  движение  было  нам  необходимо   для того, чтобы  мы смогли  попасть  из  одного,  частично  исправленного,  но статичного  состояния,  в  другое, духовно  более  высокое. Стоянка  и  облако  над  шатром  вновь  подвергали  всех  своему  прямому  воздействию, пока  люди  не  освобождались  от  ощущения  несвободы и  страха, связанного  с  явным  присутствием  Шехины.  Пока  людей  тяготило  и  напрягало  ощущение  присутствия  Шехины,  пока  необходимо  было исправить  эту  ущербность,  лагерь оставался  на  месте. Но стоило  большинству принять  и  даже  возрадоваться  близости  со  Всевышним, облако поднималось  и  начинался  следующий   круг  продвижения   «вверх». Разумеется,  в данном  случае  мы говорим  о  духовном  состоянии  народа. Так постепенно  за  сорок  лет  мы  взрастили  в  себе  тот  механизм,  который  способен  избавить  нас  от внутреннего  Мицраима/Египта,  истинной  причины  нашего  рабства.  На каждом  новом   витке  нашего   пути  к  свободе  мы  приучались  к  тому, как  вести  себя  в  присутствии  Шехины, как   доверяться Всевышнему  и стать Его  истинным  первенцем, Его  верным служителем. А как бы ещё мы смогли  завоевать  Кнаан  и  превратить его  в  Израиль?    

       

       Ибо облако Гос-дне было над Скинией днём, и огонь

       был ночью в ней перед глазами всего дома Израилева

       во всех странствиях их.

Сегодня мы  знаем, что  наши  скитания  по пустыне — это  некий  прообраз  всей  жизни  в целом. Путешествие  евреев  по  пустыне  стало   своеобразной  притчей  во языцех. Многие говорят о скитаниях, когда  хотят  подчеркнуть, что любой процесс  занимает время, особенно  когда  люди  не  готовы  к  чему-  либо. Например,  они  не способны пока  стать  ответственными  за собственный  выбор  и  за  взятую на  себя  миссию. Действительно, в  этом долгом  путешествии  народа  по небольшому  клочку  пустынной  земли  кроется  огромный  смысл, суть которого в том, что человеку  мало знаков и видимых  доказательств обретения  Всевышнего,  человек  должен  обрести  Б-га  в силу своего  собственного  свободного  волеизъявления.  САМ!  Ещё  сложней  сделать такое обретение, когда речь идёт о целом народе…    

В  каждом из  нас  на  протяжении  всей  нашей  жизни  непрерывно   происходят  то  «стоянки», то «передвижения». И как мне кажется, очень важно,  чтобы  эти  процессы  не превратились  в  ряд  лишённых смысла, физических  телодвижений,  а поднимали  нас духовно  и   приводили  к желанию  служить  Единому  по собственной воле.

Комментарии к главе «Ки тиса»

004B639A-6AEE-4BF9-BD10-763977547299

Глава «Ки тиса заканчивается так:

И было, когда спускался Моше с горы Синай, и две скрижали свидетельства в руке Моше, когда он спускался с горы, — и Моше не знал, что лучезарным стало его лицо, когда Он говорил с ним. И увидел Аарон и все сыны Исраэля Моше, и вот, лучезарным стало его лицо, и боялись они подступить к нему. И призвал их Моше, и возвратились к нему Аарон и все знатные в общине, И говорил Моше с ними. А затем подступили все сыны Исраэля, и он повелел им все, о чем говорил Господь с ним на горе Синай. И кончил Моше говорить с ними, и возложил на свое лицо покров. Когда входил Моше пред лицо Господа, чтобы говорить с Ним, снимал покров до выхода своего; и выходил, и говорил сынам Исраэля то, что ему было повелено. И видели сыны Исраэля лицо Моше, что лучезарным было лицо Моше; и вновь возлагал Моше покров на свое лицо, до того как войти говорить с Ним.
/Шмот 34,29-35/

ПЕРВОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ

Этот отрывок вне всякого сомнения и образный, и содержательный. Лично у меня он вызвал несколько вопросов, разобраться с которыми мне показалось весьма интересным как с точки зрения теологической, так и с точки зрения обычной психологии. Мне думается, что выяснив некоторые содержательные аспекты текста, мы сможем многое понять о том, что такое Служение, а также о роли человека в этом возвышенном процессе. Разобравшись с этими вопросами, возможно, мы сможем понять, каковы отношения «святого» и «обыденного» с точки зрения иудаизма.
Итак, лицо Моше излучало свет, и в этом на первый взгляд нет ничего странного. Ведь он сорок дней пробыл на вершине горы Синай без еды и питья, да ещё «лицом к лицу» с Шехиной/Боже-ным присутствием. И то, что Моше покрывает лицо покрывалом, это тоже, вроде бы, понятно. Зачем смущать людей, вводить их в ненужный трепет и страх, хотя замечу, что именно из реакции ближних он узнаёт о том, что его лицо светится. Гора Синай, находящаяся рядом, по-прежнему дымится и внушает великий трепет всем, кто на неё смотрит.
Вызывает вопросы другое: почему Моше закрывает лицо тогда, когда вокруг него никого нет? Когда он один и никто его не видит? Обыденная логика нам подсказывает, что именно один на один с самими собой человек открывается и сбрасывает с себя покровы и маски. Казалось бы, в эти моменты наш учитель, согласно обычным представлениям о поведении, может оставить своё лицо открытым, не боясь, что кто-то его увидит. Из текста мы видим, что всё как раз наоборот: Моше открывает своё лицо, когда разговаривает с людьми, обучает их Торе, или же в те моменты, когда слушает Творца, находясь в Мишкане. Так написано в приведённом выше отрывке, и мы попробуем отыскать причины такого поведения.
На иврите лицо – паним. Происходит от слова «пним/внутреннее». Смысл в том, что лицо человека способно отразить его внутреннее состояние, то есть — его истинную сущность. Обращая своё лицо к собеседнику, глядя в его глаза, человек как бы открывает себя ближнему, демонстрируя ему свою истинное содержание и те намерения, которыми он руководствуется. По крайней мере, так должно быть. Скорей всего так и есть, мы-то знаем, что по лицу можно многое прочесть, даже тайное, и мы также знаем, что только пребывая в одиночестве, человек бывает до конца, как говорится, до самого донышка самим собой. Всё просто, он ни чем не стеснён, лишён необходимости приспосабливаться, стало быть, по-настоящему свободен. В момент общения, когда рядом с ними присутствуют другие, человек, как правило, обременён многими внешними обстоятельствами, и прямо скажем, не всегда стремится проявить своё истинное содержание, чтобы не открывать те намерения, которые им управляют.
Вполне естественно, что именно в присутствии людей человек «закрывается», «строит» из себя некий образ и «моделирует» своё поведение исходя из предлагаемых обстоятельств. Это целое искусство, и им стараются овладеть лидеры и политики всех времён, желающие манипулировать общественным мнением в погоне за успехом. Обычные люди, то есть то самое большинство, ведёт себя подобным образом, то есть «закрывает своё лицо» в присутствии других. Кто-то улыбкой, кто-то модными очками, кто-то шляпой с широкими полями или паранджой. Хотите в этом убедиться? Понаблюдайте за собой, когда вы одни и когда вы — на людях. И сравните.
Давайте вспомним жизнь нашего духовного лидера. Моше вырос во дворце фараона, он наверняка усвоил многие приёмы дворцового этикета и прекрасно владел умением перевоплощаться в присутствии других. Правда, сбежав из дворца, он долгое время был пастухом и пребывал в одиночестве длительные периоды времени. Наверняка он ценил одиночество и право быть собой, иначе бы не занимался своим делом. Однако после пребывания на горе Синай он изменился. Теперь в присутствии других он способен открыть лицо, да ещё и лицо, излучающее некий особый свет, то есть Моше способен быть самим собой при людях. Видимо, исполняя задачу, возложенную на него Всевышним, он становится абсолютно свободным. Но почему тогда, оставшись один на один с собой, он прикрывает лицо? Почему Моше утверждает свою абсолютную открытость в присутствии других и закрытость – наедине? О чём свидетельствует эта перемена?
Я полагаю, что после открытия Бож-ного присутствия в нашем мире, после долгого пребывания на горе Синай, Моше, в отличие от многих других людей, перестаёт относиться к себе, как исключительной личности. Он никогда не обладал раздутым эгоизмом, был скромным, как мы знаем, не пестовал своё «я», а теперь окончательно понял своё место и, вообще, место человека на земле. Моше ощущает свою целостность только как часть избранного народа, поэтому теперь в присутствии других он может быть по-настоящему свободным. Разумеется, все покровы с него спадают, когда он предстаёт перед Всевышним, как представитель народа. Вот почему он абсолютно открыт и перед Всевышним, и перед людьми – в равной мере. Не вызывает сомнения и то, что это качество было необходимо Моше, чтобы суметь выполнить возложенную на него задачу, записать Тору и без искажений передать её народу.
Служение требует от Моше полной отдачи! Вся работа нашего учителя — это передача Торы, и его открытое лицо свидетельствует о том, что Моше всецело отдаёт себя при выполнении порученной ему миссии.
Его закрытое лицо наедине с собой – это стремление окончательно избыть те крохи эгоизма, которые есть в каждом живом человеке.

ВТОРОЕ ОБЪЯСНЕНИЕ

А сейчас я приведу в дополнение ещё одно объяснение причин «открытого и закрытого» лица Моше. Давайте вспомним, что, получив первые Скрижали, записанные «Бож-ным перстом», и спустившись с ними вниз с горы, Моше почему-то не излучает никакого света. Казалось бы, это нелогично, ведь он пробыл на горе Синай те же сорок дней, что и во второй раз, а сами первые Скрижали являют собой высочайшую концентрацию святости.
Когда же он спускается со вторыми Скрижалями, вытесанными из простого камня, и святость их уже не столь велика, как у первых, лицо его преображается. Почему? Можно предположить, что та самая «дополнительная святость» первых Скрижалей никуда не исчезла, а каким-то чудесным образом передалась самому Моше, вошла в его душу. Именно поэтому вокруг его лица возникает свечение. И святость эта может проявляться в мире тогда, когда лицо Моше открыто и излучаемый свет виден другим людям. А когда лицо закрыто покрывалом – святость не ощущается.
По тексту приведённого вначале отрывка мы знаем, что лицо Моше открыто в моменты его служения: либо в Мишкане, когда он получает указания от Творца, либо когда он передаёт эти указания евреям, обучая их Закону. Во втором случае народ так же приобретает эту «дополнительную святость» первых Скрижалей, воспринимая Бож-й свет, исходящий от Моше.
Очень важно понять, что когда наш Учитель не занят непосредственно служением, он покрывает своё лицо, тем самым создавая преграду для распространения святости, то есть, разделяя святое и будничное. Как завеса Храма, которая отделяла Святое от Святая Святых. Видимо, подобное действие было необходимо, чтобы оградить народ от избыточной святости, которую он не был в состоянии воспринять и реализовать в обыденной жизни.
Согласно этой трактовке, заключённая в первых Скрижалях святость не пропала. Она была сохранена Моше и благодаря ему, нашему Учителю, стала передаваться от поколения к поколению через святые тексты в момент обучения.
Казалось бы небольшой отрывок из Торы… Можно к нему отнестись как к сюжету из фильма, а можно понять что-то очень важное о нашем бессмертном учении и о двойственной природе человека, способного и на великое Служение и на обыденную жизнь, которая теряет свой смысл, если не освящается нашими намерениями отыскать путь к Создателю всего сущего.

 

 

WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑