ЕВРЕИ СРЕДИ ДРУГИХ НАРОДОВ

               

     /Размышления над недельной главой «Итро»/

  

Рав Кук говорил, что евреи, конечно же, народ… но не такой, как все остальные. Кому-то из нашей братии это льстит, ведь быть «не таким» всегда заманчиво и приятно! Только вначале я бы посоветовал нам осознать, в чём заключается это наше отличие и зачем оно введено. Может мы «не такие» в очень непростом, не однозначном смысле, тогда и гордиться тут нечем? А раз так, нам следует хорошенько подумать, озаботиться и взять на себя ответственность за всё, происходящее вокруг! За всё?!!!

Одним словом, сказанное раввином Куком нужно ещё осмыслить и привести к некому пониманию того, что за выражением «не такой, как все» сокрыто. Вот я и решился поразмышлять о том, в чём же состоит эта наша особенность. Мне захотелось также разобраться в вопросе, каково положение еврейского народа среди других народов.

Даже на уровне моего личного опыта, не говоря уже об опыте историческом, мне понятно, что еврейский народ не пользуется большой любовью в «дружной семье народов». Его настойчиво выделяют из всех прочих, и не всегда в хорошем смысле этого слова. Причём это неприятие не зависит от количества или личных свойств проживающих  в той или иной стране евреев. Например, в Японии их всего лишь около 2 тысяч, а антисемитизм там живёт и процветает, как и в странах с большим еврейским населением.

В размышлениях над нашей обособленностью, нам лучше всего опираться на тексты Торы. Вот и в недельной главе «Итро» можно найти подсказку на наши непростые вопросы. Надеюсь, история про тестя Моше и про его приход в стан израильтян поможет нам осознать причины неприязни к нам со стороны других народов. Итак, начнём наше небольшое исследование! 

Я не устаю повторять, что читать Тору нужно неторопливо, с пристрастием, заставляя себя «не понимать», о чём идёт речь, то есть, постоянно задавая себе вопросы. Тогда, и только тогда, Тора начнёт с вами «разговаривать». Что ж, давайте попробуем.

И первое, чего я, оказывается, не понимаю в главе «Итро», почемуеё название связано с именем Итро. Как сочетается дарование Торы с историей языческого священника из мидян? Да, он ближайший родственник Моше, его тесть, но это же ещё не повод для мудрецов его именем называть центральную главу Торы!

В конце концов, в будущем можно было бы назвать улицу или площадь в каком-то большом городе Иудеи в честь Итро, но связать. Бож-ное Откровение с именем идолопоклонника, это, как говорит моя жена, «ту матч»! 

Однако давайте попробуем взглянуть на этот вопрос глазами мудрецов. Наши мудрецы не ошибаются, и для меня это аксиома. Именно они разделили текст Торы на главы, тем самым определивих названия. Понятно, что название «Итро» — не случайность. Мнеже остаётся принять это и попытаться отыскать ответ на мой вопрос. Итак — почему же всё-таки «Итро»?

Итро, тесть Моше, приводит в лагерь израильтян Ципору, жену Моше и двух его сыновей, Гершома и Элиэзера. Моше очень радэтому событию… Вы, наверно, подумали о радости нашего духовного лидера в связи с появлением в лагере его жены и сыновей? Но Моше почему-то на жену и детей особо пристального внимания не обращает. Из текста Торы мы видим, что для него важен приход Итро. Это его он приветливо встречает, обнимает и даже целует, а потом устраивает в его честь застолье. Вместе с ним приносит жертвы Б-гу!… А про жену и детей Тора не упоминает ни слова. Хотите убедиться в этом, перечитайте начало главы.

Следующий важный момент. Многих наших комментаторов интересует вопрос о том, когда пришёл Итро в лагерь — до дарования Торы или после него? И хотя рассказ о приходе Итро предшествует стоянию народа у горы Синай, мнения комментаторов разделились. Такие комментаторы, как Ибн Эзра и Раши считают, что Итро явился после дарования Торы, а РАМБАН настаивает, чтоприход в лагерь состоялся до того, как произошло главное событие у горы Синай. И этот интерес наших мудрецов вполне обоснован. Ведь именно это обстоятельство обуславливает, присутствовали Ципора и сыновья Моше у горы Синай в момент Бож-ногоОткровения или не присутствовали. Да и каков статус самого Итро,тоже играет важную роль. Почему? Всё просто, он либо по-прежнему остался языческим священником, либо прошёл гиюр, подобно всем, стоявшим у подножия горы Синай. А может ли бытьслучайным тот факт, что в дальнейшем, практически на протяжении всего повествования в Торе, больше ни разу не упомянуты сыновья Моше? Уж не говорит ли это о том, что их отсутствие в момент Откровения отдалило сыновей от отца? 

Вывод напрашивается сам собой: приход Итро после дарования Торы не случаен и должен сыграть особую роль. Именно он, Итро, сделает нечто важное для всего еврейского народа. Жена Моше и его сыновья, как ни странно, присутствуют в этой истории лишь на тот случай, если Моше не проявит к самому Итро должного интереса. Поясню. Теплую встречу тестю гарантировало присутствие жены и сыновей. И снова встаёт вопрос: почему этавстреча, я говорю о Моше и Итро, столь важна в контексте сюжетавсей Торы? Почему без неё никак не обойтись?

У горы Синай мы становимся народом. А в дальнейшем нам обещано превратиться в «царство священников, народ избранный». 

Давайте посмотрим, как к этому времени, к моменту Бож-ного Откровения, к нам относятся окружающие народы. 

Итак, кроме евреев в повествовании фигурируют: 

Паро и египтяне;

Амалек и амалекитяне; 

семь кнаанских народов; 

плиштим/фелистимляне;

Итро и мидьянитяне. 

Отношения с Паро и египтянами, пока был жив Иосиф, были очень хорошими. В дальнейшем, после смерти Иосифа, эти отношения заметно испортились. Потом египтяне нас сделали своими рабами. И всё это происходит не совсем по нашей вине. Кстати, первый, кто назвал нас народом, был Паро. 

Амалек и амалекитяне к евреям настроены откровенно враждебно и хотят нас уничтожить. Явной причины для этого у них казалось бы нет и быть не должно, ведь их страна находится далеко от Египта и никаких контактов с евреями у них до этого не было. Евреи им не угрожают и не претендуют ни на их территорию, ни на их богатства. 

Семь народов Кнаана испытывают к евреям страх, зависть и неприятие. Это и понятно, евреи идут на них войной, грозятся отнять территорию. 

Плиштим/фелистимляне  рассчитывают на союз, заключенный между Авраамом и Авимелехом. У плиштим по отношению к евреямналицо  «беспричинная ненависть», как сказано в Торе. 

И только Итро — единственный человек из всех чужеродцев, кто относится к еврейскому народу по-дружески. И дело вовсе не в родственных связях. Итро понимает, что Творец на стороне избранного для служения народа, а для него, как священника, это чрезвычайно важное обстоятельство. 

Есть ещё одна категория неевреев – эрев рав/большое смешение народов, вышедшее вместе с евреями из Египта. Они, видят что происходит в стране и решают примкнуть к нашему народу. То есть, эрэв рав – это чужие, пожелавшие примкнуть к народу Израиля. 

Вот примерный расклад в международных отношениях той поры. Думаю, и на сегодняшний день он остаётся таким же. Хотя народов, упомянутых в Торе, сегодня не существует, за исключением одного – еврейского. Но есть другие, унаследовавшие отношения тех библейских народов. 

И ещё один аргумент, разъясняющий эти пресловутые отношения. Дарование Торы происходит у горы Синай. Само название горы Синай  созвучно слову «сина» – ненависть, и оно намекает на отношение народов мира к евреям. То есть, в момент нашего рождения у подножия горы, рождается и ненависть к нам. 

Именно в этом я усматриваю корни антисемитизма,  хотя сам термин в обиходе совсем недавно. Зачем же Творцу внушать ненависть к избранному народу? Ответ напрашивается сразу: чтобы не дать евреям раствориться среди других народов в процессе их долгого изгнания.

И вновь я в тупике. Творец сообщает нам, что мы станем «царством священников». Это значит, что священническая функция должна нами строго исполняться. Но как, скажите мне на милость, нам выполнять ту самую задачу, которая обозначена, как «царство священников»? Ведь священники должны общаться со своей паствой! А если их будет связывать с паствой только чувство вражды, неприязни или ненависти, деятельность священника бесполезна. Нужна какая-то возможность контакта между евреями и всеми остальными. Нужны возможности организовать связи со всем миром во имя истинного Служения на благо  цивилизации. Именно Итро это обеспечит. Он свяжет народ Израиля с остальным миром. 

Ведь все, кроме Итро, нас ненавидят. Он — тот  единственный человек, кто нас принял и приветствовал. Он – то недостающее связующее звено между евреями и всем остальным миром, которое необходимо, чтобы выполнить священную миссию, возложенную на наш народ. И если исполнение Торы – основа нашего существования как народа, то стать «светом» для других – цель нашей деятельности. Без участия Итро эта задача была бы абсолютно  невыполнимой, поскольку из-за ненависти к нам мы никогда не смогли бы достучаться до человеческих сердец, до всех других народов. А без этого и наше служение Творцу теряет смысл. Вот почему и приход Итро, и Дарование Торы – это события одного и равного порядка. Всевышнему чрезвычайно важно не только то, что мы обязаны делать, но и то, во имя чего мы служим Ему! 

Итро сослужил нам ещё одну службу. Увидев, что Моше один целый день судит народ по слову Б-га, он понял, что подобное служение всех погубит. Поколение, видевшее чудеса Творца, открывшее для себя Его присутствие, разумеется, страстно тянется к Моше как к посреднику, сорок дней пребывавшему на горе перед Творцом. Но те, кто придут за ними, скорее всего превратят Моше в идола. Опытный Итро понял, что необходимо организовать процесс передачи знания, а заодно и энергии, по цепочке от стоявших у горы Синай к их потомкам.  Сегодня этот процесс называется «рукоположением» или «смихой». Предложив избрать судей для тысяч, сотен, пятидесяти и десяти, Итро тем самым вводит институт «рукоположения», передачи духовного наследия, и тем самым становится гарантом исполнения того, что мы когда-нибудь по-настоящему станем «народом избранным», тем кто стоит в длинной людской цепочке, протянувшейся от горы Синай до наших дней.

Мы с вами попытались рассмотреть через главу «Итро» тонкости, связанные с отношениями между еврейским народом и народами мира. Оказывается, с одной стороны мы обязаны выполнять свою работу перед Творцом, а с другой стороны эта работа направлена на других, она делается во имя всех людей на земле. Противоречие? И нет, и да… поскольку выделенность с одной стороны навлекает на себя раздражение со стороны иных народов, а с другой стороны позволяет сделать свою работу, связанную со Служением, наиболее качественно и точно. И та энергия, которую мы по цепочке получаем от «горы Синай», служит всем народам источником «Бож-ного Света» на непростых путях Бытия. Как было сказано Аврааму: «И в потомстве твоём благословятся все народы»

Сарона — немецкое поселение в Палестине

         

Сегодня я хочу поведать вам одну историю про Израиль. А началась она, как ни странно, в 19м веке в Германии, в земле Вюртемберг, недалеко от Штутгарта. Итак, в протестантской среде возникает движение, впоследствии назвавшее себя «Темплергезельтшафт – Храмовое общество». Мы называем их Темплеры. Кстати, не путайте с католическим орденом Тамплиеров.  

Создал это сообщество лютеранский священник Кристоф Хофман. Основы идеологии секты восходят к пиетизму, движению в протестантизме 17- го века, придающему большое значение личному благочестию, так называемому живому общению с Б-гом. Понятно, что это протестное движение было реакцией на сформировавшееся в то время лютеранское ортодоксальное сословие, для которого буква закона стало значительно важней живого переживания.

Давайте перечислим некоторые принципы пиетизма:

Серьёзное, а не формально изучение Библии. 

Сосредоточенность на личных отношениях с Б-гом каждого человека. 

Акцент на духовные переживания и личные поступки каждого верующего. 

Важность личной активности и добрые дела. 

Согласно представлениям идеологов секты каждый  человек обладает святостью, а не только пастыри, и потому в общине  предусматривалось активное миссионерство каждого прихожанина, а не только  духовных наставников.

Любовь к Б-гу и любовь к ближнему — вот на чем была основана жизнь верующего человека среди темплеров.  

Кстати, сомнению подвергались не только этические нормы и принципы традиционной церкви. Например, Хофман подвергал резкой критике учение о троице. Именно поэтому, когда в 1859 году Хофман и его сторонники были отлучены от евангелической церкви, для большинства протестантов вовсе не стало  сюрпризом или неожиданностью.  

Уже с 1853 года Хофман начинает проповеди о конкретном месте обитания своей паствы, где можно  наиболее полно реализовать идеи секты. И это, конечно, Святая Земля, Палестина. Именно там по мнению Хофмана  должен и может жить новый народ Б-га – темплеры. 

Чуть позже, уже в 50-е годы 19-го столетия, создаётся «общество друзей Иерусалима». Заметим, что характер действий этого общества не только религиозный, но и экономический.  

В 1858м году Хофман и его ближайший соратник Хардег на полгода приезжают в Яффо с тем чтобы  разведать ситуацию. 

В 1869 первая группа Темплеров поселилась и в Хайфе.

В 1871 году темплеры купили землю у греческой ортодоксальной общины и основали новое поселение под названием Сарона. Название это  заимствовано из «Песни Песней».   

А дальше были немецкие поселения в самом Яффо, в Иерусалиме, в Бейт Лехеме Галилейском и в Вильгельмине, недалеко от Лода. Движение темплеров в Палестине набирает силу. Кстати, и  после смерти Хофмана, а это произошло в 1885 году, активность новых переселенцев нисколько не ослабевает.  

Вместе с тем для Германии темплеры – враждебная секта, изгои, бросившие и предавшие свою родину. И хотя в самой Германии не чураются пользоваться мылом из оливкового масла или вином из виноделен темплеров, я уже не говорю о знаменитых яфских апельсинах сорта «шамути», которые украшали обеденные столы в солидных европейских домах, отношение к темплерам было весьма настороженным.   

Только после визита Вильгельма II в Палестину в 1898 году, положение темплеров несколько изменилось, и  отношения общины с  фатерланд явно потеплели. Самое интересное, что пик этих заметно улучшившихся отношений приходится на время правления национал-социалистов. В конечном итоге именно это обстоятельство и послужило причиной того, что в 1947 году темплеры покинули эту землю навсегда. 

А теперь о том, какой вклад внесли темплеры в развитие Палестины. Трудно переоценить то влияние, которое эти люди оказали на создание новых направлений в различных областях экономики. Новые технологии в строительстве и в с/х, использование современных машин и приборов, торговля, дороги, промышленность, медицина, транспорт, почта, школа… как видите, список этот достаточно длинный и далеко неполный!

Принято считать, что темплеры пытались перенести немецкую деревню в Палестину, построить свою маленькую Германию на Святой Земле, но справедливости ради заметим, что это не так. Да, при строительстве своих домов темплеры используют немецкую традицию возведения жилья, но при этом они учитывают особенности климата, используют местные материалы, с немецкой дотошностью относятся к окружающей их действительности, пытаясь соотнести все параметры для качественного и надежного обустройства в Палестине.

А теперь попробуем разобраться в отношениях темплеров с евреями, ведь уже с 80-х годов 19-го столетия евреи начинают заселять святую землю.  С теологической точки зрения темплеров евреи не очень интересуют. Ведь сейчас они — новый народ Б-га.  С их точки зрения евреи этот статус утратили две тысячи лет назад, когда отвергли Христа. Воинственности при этом по отношению к поселенцам они не испытывали, евреи как и арабы могли быть их соседями и деловыми партнерами. Но не более того. 

Когда в Сароне в 1933 году появились флаги с нацисткой свастикой, разумеется, отношения немцев и евреев утратили свой дружелюбный облик. Особенно это ощущалось у нового поколения темплеров. Пожилым немцам фюрер из Берлина не очень нравился.  

Итак, в 1933 году молодым жителям Сароны стали неприятны их тель-авивские соседи, а евреи Тель- Авива в свою очередь увидели в своих немецких соседях явных потомков Амалека. Понятное дело, что последствия не заставили себя долго ждать, и евреи объявили Сароне и всем прочим немецким поселениям экономический бойкот. Немецкие продукты и товары, несмотря на своё высокое качество, были объявлены вне закона. 

Сарона, сегодня этот райский туристический уголок посреди шумного Тель- Авива, когда-то был  типичным с/х поселением. Его жители занимались тем, чем было выгодно заниматься, тем, что приносило им прибыль — животноводством, виноделием, выращиванием оливок и изготовлением оливкового масла или мыла, выращиванием  апельсинов, изготовлением стройматериалов, моторов для водяных насосов, возведением ирригационных систем. Короче говоря, всё, что имело спрос и приносило доход, приобретало для поселенцев первостепенное значение, становилось приоритетом в  их экономической деятельности. Разумеется, любое дело, чем бы ни занимались темплеры, делалось ими хорошо и по-немецки добротно. Ведь именно Сарона стала для евреев первой алии, строителей Ришон ле Циона и Петах Тиквы,  своеобразным эталоном для подражания. 

Не забудем,  что темплеры были людьми набожными, и хоть считали себя истинными протестантами, они не признавали официальной евангелической церкви. Центром их религиозной и общественной жизни становится общинный дом. Сегодня их можно увидеть в Сароне, среди домов, бережно сохраненных в бурном Тель- Авивском муравейнике. За время существования поселения этих общинных  домов  было два, старый, построен в 1871 году и новый, возведённый в 1911 году.  Это было и местом молитвы, и школа для детей, и концертным залом. А часы, установленные на первом общинном доме, сегодня можно увидеть в музее Сароны. Они находятся в прекрасном состоянии.  

Община жила по принципам демократии. Путем прямого голосования выбирался  совет и его председатель. Каждая семья отдавала десятину в общую казну.  При этом не исключалась и частная инициатива. Практически у каждого члена были своё хозяйство, свой бизнес. 

Когда англичане пришли в Палестину, напомню, что это произошло в ноябре 1917-го года, в жизни Сароны начинаются большие  перемены. В 1918-м году их выселяют в Египет. Там они пробудут до 1921-го года. Оно и понятно, ведь немцы — граждане враждебного Англии государства. Примерно то же самое происходит и в период Второй мировой войны. Но на сей раз место ссылки — это уже не близкий Египет, а далёкая Австралия. А в самой Сароне англичане устроили лагерь, замечу только, что тем, кто остался, живётся в нем достаточно вольготно. Можно заниматься хозяйством, свободно передвигаться и выходить за колючую проволоку. Например, съездить в Тель Авив за продуктами.   

Когда евреи Палестины узнают, что происходит с их собратьями в Европе, их отношение к местным немцам становится всё более и более нетерпимым. Вспомним, что результатом такой нетерпимости стало  убийство председателя совета общины Вагнера. Это произошло в 1946-м году в Тель- Авиве на улице Левински. Его машину просто расстреляли из автоматов.

 После этого события темплеры понимают, что здесь им больше не жить и начинают распродавать своё имущество. Так история темплеров  пришла к своему закату.  К 1947 году они практически покидают Палестину. Большая часть уезжает в Австралию, но есть и такие, которые возвращаются в Германию.

История самой  Сароны, однако, не закончилась на этом, она продолжает писать свои страницы. Давайте полистаем их.  До 1948 года в Сароне располагается английская военная база, а с момента провозглашения государства Израиль это место передают администрации ЦАХАЛа, армии обороны Израиля. И теперь это место называется «Маханэ Иошуа». 

Когда возникла необходимость найти место  правительству нового государства, была также предложена бывшая Сарона, названная по этому случаю  «Кирия». Именно здесь располагались министерские кабинеты и правительственные особняки, в том числе израильских премьер- министра и президента. Если побродить по музеям в Сароне, можно кое-что узнать и о времени, проведенном нашими политическими деятелями и руководителями страны в этих крепких, построенных на века, зданиях. 

В  1949-м году, когда Иерусалим был объявлен столицей Израиля, большая часть правительственных учреждений покинуло  Кирию, и только министерство обороны и генеральный штаб до сих пор остаются здесь.  

В начале 21-го века было принято решение восстановить часть Сароны, придав ей  первозданную красоту, то есть такой вид, каким он был при немецких поселенцах. 

План был удачно реализован. Удалось провести уникальную технологическую операцию по переносу пяти особняков на десятки метров с тем, чтобы  расширить проезжую часть улицы Каплан, но сохранить при этом уникальный вид немецкого поселения. И сейчас, после реставрационных работ, этот район становится одним из красивейших уголков Тель Авива, любимым местом отдыха горожан и туристов.   

Думаю, что самобытность и какой-то особенный дух темплеров сохраняется здесь и сейчас. Не верите? Что ж, поезжайте, убедитесь в этом сами. Я уверен, что вы почувствуете, будто побывали совсем в другой стране. 

Что означает имя Иосиф

 

                                                                                                           בס»ד

                               

С первого взгляда  мой вопрос достаточно  прост, а чтобы убедиться   в этом,  давайте найдём нужное место в главе «Ваяцэ»:

           И забеременела (Рахель), и родила сына… и дала

           ему имя Иосиф, говоря,  добавит /йосеф Милосердный

             мне другого сына. /Берейшит 30,24/.

Всё  предельно ясно,  хотя и звучит  весьма  странно.  Женщина, которая долгие годы  была бесплодна  и наконец  родила сына, обрадовалась. Но  радость  её  почему-то   связана  не  с этим новорождённым, а с кем-то  другим,  кто родится  за ним. 

С нашей обывательской точки зрения  реплика  Рахель  слишком  «отдаёт»  излишней  самоуверенностью.   А будет ли другой сын?

Или, может быть,  мы неверно  понимаем слова, сказанные  матерью, и данное  имя в  конкретном случае относится  именно  к  этому  новорожденному?  Тогда в чём заключается  смысл  слов Рахели и имени,  данного ребёнку при рождении?

Простая  логика  подсказывает:  если все дети, рождённые  у Яакова, получали от  своих  матерей  имена, связанные с их свойствами  или  со стоящей  перед  ними  в будущем  задачей, то  и имя  Иосиф  говорит о  чём –то  таком  же. Хотя  это  не так  очевидно, как, скажем, в случае  с именем Иhуда/hодаа – благодарность. Мать,  выражая благодарность Творцу, что Тот одарил  её четвёртым сыном, называет  сына  в знак  признательности и почтения  Всевышнего. Тайна имени  Иосиф явно кроется в чём-то  другом,  а не в том, что произошло при рождении  ребёнка.

Давайте попробуем  понять, что имела ввиду Рахель, называя своего первенца  Иосиф. Предположим,  что это имя связано  каким-то образом с той задачей, которую  мальчик должен будет выполнить  в будущем. 

И где  же  нам  искать  эту задачу? Мне кажется, что наиболее отчётливо  она  определяется  поручением  его отца  Исраэля . В тексте Торы  сказано так:

              Иди и узри гармонию братьев твоих и состояние стада.

                                                /Берейшит 37,14/

Сразу  же хочу оговориться и внести ясность:  чтобы человеку что-то УЗРЕТЬ, нужно обладать  свойствами  пророка. Юноша Иосиф этими свойствами , увы, не обладает.

Мы знаем, что братья  весьма  недружелюбны к Иосифу. Они считают  его выскочкой и доносчиком, и мудрому отцу отправлять семнадцатилетнего  подростка  к его великовозрастным и довольно агрессивным  братьям   неразумно. И действительно,  вся эта история  заканчивается  весьма  плачевно. Вначале  братья  решили убить  Иосифа, а потом сделали снисхождение и…  продали его в рабство. Мы помним, что  долгие  двадцать  два  года  Яаков  пребывает  в глубоком трауре,  считая любимого сына погибшим.

Но Всевышний  не  оставляет  Иосифа. Куда бы ни попал этот несчастный  еврей,  удача  ему  постоянно  сопутствует. Но вот что интересно!  Взрослея  и преодолевая очередное испытание, Иосиф понимает,  что  его  удача — это не его личная  заслуга,  что он всего лишь передаёт  полученное свыше. И когда после 12-ти  лет заключения ему представился  шанс  угодить  Паро,  разгадав  его странные  сны, и  выйти на свободу,  Иосиф, ни на секунду не сомневаясь, объявляет  о своей непричастности  к великой тайне разгадывания снов.

          Без меня! Гос-дь ответит  Паро. /Берешит 41,16/

А теперь  вернемся  к  задаче,  возложеннной Всевышним на Иосифа.  Став  вторым человеком в империи и принудив  братьев, пришедших из Кнаана,  подчиниться  его  власти, Иосиф наконец  открывается  им  и  становится  спосбным исполнить то поручение, которое Исраэль  двадцать  два  года  назад  дал ему:  «узреть. гармонию братьев и состояние стада». И сумел он это сделать только потому, что за время разлуки  стал другим человеком, обрёл качества пророка.

Наиболее  чётко  его пермену можно отследить в той короткой фразе,  которую Иосиф произносит непосредственно перед  своим признанием. Он говорит:

                              Я – Иосиф!  /Берейшит 45,3/

Кому предназначена эта фраза? Братьям? Нет!  К ним он обратиться  чуть  позже  со словами:

             Я – Иосиф, брат  ваш, которого  вы продали в Египет.

                                          /Берейшит 45,4/

Скорее всего слова «я – Иосиф»  адресованы самому себе. Другому,  хоть и тому же самому Иосифу!  Не забудем, что Фараон дал ему иное имя — Цафнат Панеах. Именно под ним Иосиф проживал во дворце. А тут прозвучало: «Я – Иосиф!» Круг замкнулся!  В эту  секунду  исполнилось  пророчество  его  матери  Рахели:  тот самый мальчик, который тридцать  девять лет назад  родился у неё, наконец  стал  «другим сыном»,  другим человеком. Человеком, способным выполнить своё посланничество. Значит, при рождении Иосиф  получил имя, предсказавшее  его будущее  изменение, его другую  личность. Именно это и  предвидела  мать при его рождении. 

Вот мы и приоткрыли завесу над тайным  смыслом  имени  Иосиф.

Пять событий из Торы, указывающих на истоки антисемитизма

        

                                            

Вот уже более трёх тысяч лет существует еврейский народ. За это время всё в мире поменялось множество раз, вот только нелюбовь других народов к евреям каким-то чудесным образом остаётся неизменной.  Думаю, причина такого постоянства в том, что эта нелюбовь заложена Творцом в идею создания еврейского народа, и без неё  царство священников попросту не смогло бы сохраниться до наших дней. Обосновываюсь я отнюдь не на своих домыслах или выдумках, а на текстах Торы. В этой Книге можно отыскать отрывки, где речь идёт о ненависти к евреям, где она формируется и становится неотъемлемой частью жизни. 

Понятно, что в сюжетах Торы должны быть тексты, рассказывающие о событиях, после которых в мире рождается неприязнь к евреям, начинает проявляться желание не принимать их идеи и отторгнуть их образ жизни. Хотя сам термин «антисемитизм» сравнительно новый, как известно, он возникает в Германии в конце 70-х годов 19-го века, само явление такое же древнее, как и еврейский народ. Итак, давайте  попытаемся найти в Торе те самые события, с которыми связано отторжение евреев и четко просматривается, каким образом  отношения наших предков и предков других народов становятся основой будущей тотальной вражды, нашедшее своё воплощение в веке двадцатом. 

                   Событие первое. 

Наш праотец Авраам – отец многих народов. Его первенец  Ишмаэль, рожденный наложницей Агарь, считается прародителем народов, живших в Малой Азии и на Аравийском полуострове. И что примечательно! Всё наследие Авраама достаётся Ицхаку, второму сын, рождённому его женой Сарой.  Ишмаэль и Ицхак – сводные братья. Разница в возрасте  у них составляет 13 лет. В один прекрасный день Сара требует от своего мужа изгнать Агарь и её сына из дома. Почему? Тому есть две причины. Первая причина связана с поведением Ишмаэля по отношению к Ицхаку, и оно не нравится Саре. Что сделал старший брат младшему, в тексте не сказано. Есть намёк на какие-то действия сексуального характера. 

Вторая причина более веская: единственным наследником Авраама должен стать Ицхак, само собой разумеется, что  Ишмаэля необходимо удалить из дома, тем самым предотвратив его возможные притязания на наследство.  

Заметим, что отлучение от дома влияет на отношение братьев, но ненависти между ними нет. В дальнейшем, Ицхак подолгу живет у своего сводного брата в Беер – Лахай — Роэ, а после смерти своей матери Сары он возвращает наложницу Агарь под именем Кетура к отцу. У них рождается ещё шестеро сыновей, которых Авраам отправляет на восток. Итак, мы видим, что произошедшее когда-то  в доме Авраама не стало основой для братской ненависти, но вражду породило. 

В отрывке «Акедат Ицхак» сказано: «И овладеет потомство твоё вратами врагов  своих».  /Берейшит 22,17»/.  Потомство Авраама – Ицхак, это следует прямо из текста: «Авраам родил Ицхака. /Берейшит 25,19/.  Таким образом, несмотря на то, что конфликт между Агарь и Сарой казалось бы не стал причиной далеко идущих последствий и носил временный характер, проблема конкуренции и вражды сохранится между потомками Ицхака и потомками Ишмаэля. Вид этой вражды на иврите называется – ойва, то есть взаимная неприязнь, имеющая конкретную причину. Если эту причину изъять, вражда пройдёт. Между прочим, именно это и произошло в отношениях Ицхака и Ишмаэля. 

Событие второе. 

Это конфликт Эсава и Яакова. Уже в утробе матери братья «бьются друг с другом не на жизнь, а на смерть», потому что каждый  из них хочет «унаследовать оба мира», и материальный, и духовный. А это значит, что место в мире есть только для одного. Но рождаются оба брата. Эсав становится «человеком поля, знающим толк в охоте», а  Яаков всё время пребывает в шатрах. 

Отец любит Эсава, а мать – Яакова. Естественно, это пробуждает в детях дух борьбы и конкуренции.  Ицхак считает, что его благословение должно достаться первенцу Эсаву. У матери по этому поводу совсем другое мнение. Она уверена, что истинным наследником своего отца является Яаков. Подслушав разговор Ицхака с Эсавом, Ривка заставляет Яакова переодеться в одежды старшего брата и обманом добиться благословения отца. Узнав об этом, Эсав «возненавидел Яакова… и сказал в сердце своём: приблизятся дни плача по отцу моему, и я убью Яакова, брата моего». /Берешит 27,41/.

И снова мы сталкиваемся с темой вражды, и заметьте, также как в прошлый раз связано это с благословением. Между братьями возникает ненависть. На иврите она называется другим словом – сина.  Её можно усмирить на какое-то время. И, действительно, она утихает  после двадцатилетнего отсутствия Яакова, когда он со всем семейством возвращается от Лавана домой и встречает Эсава. Братья даже обнимаются при встрече. Но это перемирие продлится недолго. В сердцах братьев сохраняется неприязнь и страх. Им нельзя жить рядом, иначе их соседство закончится кровопролитием. 

Так что ненависть, которую на иврите называют сина, избыть невозможно. Потомки Эсава на веки вечные возненавидели потомков Яакова. 

Наши мудрецы считают, что Эсав – прародитель европейских народов. Эсава называют «иегуди-мумар», то есть еврей, предавший свою религию. Многие из наших мудрецов полагают, что христиане — порождение Эсава.  И вывод: между европейскими народами и евреями существует некая черта, разделяющая их. Порой это нелюбовь проявляется в форме антисемитского анекдота или узаконенной черты оседлости, а порой – несёт евреям непросто унижения, а гибель. За примером ходить далеко не надо! Холокост.

Событие третье. 

Во времена нашего праотца Ицхака в Кнаан пришли  голодные времена, и вся семья была вынуждена уйти на юг, в землю Плешет.  Сказано: « И сеял (там)  Ицхак в той земле, и получил (урожай) в тот год в стократ». /Берейшит 26,11/ 

Такое событие вызвало зависть местных жителей, а вслед за этим и ненависть к пришельцам, и Ицхак со своей семьёй вынужден был уйти оттуда. Царь Плиштим Авимелех  со своим генералом догоняют Ицхака, чтобы заключить с ним союз. «И сказал им Ицхак: почему вы пришли ко мне, когда вы возненавидели меня…» /Берейшит 26,27/. Из текста очевидно, что между плиштим и Ицхаком существует  беспричинная вражда, идущая от ненависти. Той самой,  которая называется на иврите сина!   Происходят плиштим от одного из сыновей Ноя – Хама.  /См. Берейшит 10,14/ Происхождение Ицхака  по линии другого сына – Шема. Не означает ли это, что между потомками Хама и Шема существует непримиримая вражда?

Именно поэтому отношения с плиштим  Ицхак характеризует словом сина, обозначающим беспричинную ненависть. Ицхак понимает, что жить рядом с этим народом нет никакой реальной возможности. Только когда он начинает копать свои колодцы на достаточном удалении от плиштим, конфликт прекращается.

Как народ, плиштим утрачивают своё историческое значение во времена царя Давида. Это происходит в десятом веке до нашей эры. И когда в третьем веке нашей эры римский император Адриан решает уничтожить саму память о Иудее, он даёт ей новое название – Палестина. Как вы поняли, название было дано в память о  том самом древнем народе, ненавидевшем евреев. Примечательно, что современные палестинцы, арабы по происхождению, которые считают себя потомками Ишмаэля, почему-то питают к еврейскому народу не то враждебное чувство (ойва), которое мы упомянули в самом начале и которое лежало в основе отношений Ицхака и Ишмаэля, а самую настоящую сину — беспричинную ненависть. Вот какую злую шутку в истории человечества  может сыграть случайно полученное название. 

Событие четвёртое.     

Следующее событие в формировании конфликта между евреями и всеми остальными народами наступает в тот самый момент, когда вышедшие из Египта беглецы переходят расступившееся море. Событие это ярчайшее, и оно  вряд ли может быть переоцененным. В Торе сказано: «Услышали народы и трепещут…» Услышали, что Творец сделал для евреев, и от этого их охватило состояние трепета  и страха.  Заметим, это состояние тревоги, проявленное однажды, было настолько сильным, что никогда уже не покинет эти народы. И в дальнейшем, вполне естественно, страх и трепет превратятся у всех этих народов сначала в неприязнь, при помощи которой они захотят избавиться от гнетущего страха, а потом и в ненависть к «богоизбранному еврейскому  народу». 

Событие пятое.           

Итак! Следующее событие произошло в продолжение исхода из Египта. Полагаю, никто не сомневается, что произошло оно у горы Синай в момент Бож-ного Откровения, когда  рождается еврейский народ. Творец выделяет его из всех остальных народов и тем самым укрепляет  у этих народов появление зависти и страха, которые со временем станут основой ненависти по отношению к евреям.  И даже в названии самой горы – Синай — слышится слово сина/ненависть.  Выходит, избранность евреев, их особая роль в судьбе человечества  всегда будут сопровождаться отстранённостью и предрассудками по отношению  к ним со стороны всех остальных народов.  Причём  у потомков Ишмаэля и потомков Эсава эта нелюбовь  к евреям будет проявляться по-разному, либо как ойва/вражда, либо как сина/ненависть. Я отмечал, что ойва преодолима, а сина, напротив, неистребима и длится  все времена до прихода  Машиаха. А пока преодолеть её можно одним-единственным способом —  расставшись и живя друг от друга подальше. 

Итог

Мы рассмотрели пять важнейших событий, описанных Торой! Все они однозначно указывают на то, что Всевышний  поэтапно выстраивает неприязненные отношения между еврейским и всеми остальными народами. Порой они определяются как вражда/ойва, а порой как ненависть/сина.  И делает это наш Небесный Отец вполне осознанно, впрямую говоря о том, что всё происходящее — часть всеобщего плана созидания мира. Зачем? Очевидно, что народ, избранный на служение Всевышнему,  должен был быть отделён каким-то образом от других народов. Ведь лишённый своей земли и языка, в период  долгого и очень тяжёлого  галута/изгнания еврейскому  народу необходимо не только остаться на земле, но и нести свою службу. Ясно одно: в системе выживания и взаимоотношений между народами огромную роль играет интеграция и ассимиляция, но в то же время  еврейский народ необходимо сохранить, чтобы вся система мироздания смогла успешно существовать. 

Однако, вопрос остаётся открытым: как на фоне всеобщей ненависти еврейскому народу выжить? Мудрецы утверждают, что евреи – свет для народов. А это значит, что противопоставить «беспричинной ненависти» мы можем только «беспричинную любовь». Именно она сможет привести к исправлению мира. 

Из истории Тель Авива

                               

                                                                 Города строят победители!

В Торе сказано, что первым градостроителем был Каин. Землепашец, которому земля отказала в пропитании, вынужден был создать городское пространство. С той поры так и повелось у людей: чтобы выжить в этом мире, они должны обустроить средусвоего обитания – город. 

Первые волны репатриации обрушились на Палестину в конце 19-говека после жестоких погромов в Российской империи. Подогреваемые страстными речами сионистов, евреи продаваливсе нажитое имущество и отправлялись в неведомые края, надеясьобрести покой и пристанище. Кто-то грезил Америкой, а кто-тоПалестиной с верой в то, что это и есть Земля Обетованная. 

Они приплывали на кораблях в порт Яффо, выходили на берег и … ужасались тому, что видели. Земля, в которой по их представлениям должны были течь молочные реки, теряла весь свой флёр среди потоков грязи на улочках убогого восточного городка. Легко себе представить их разочарование, когда они встречали на рынках и в лавках кричащих людей непонятного происхождения, то ли арабов, то ли турков, желающих отнять у нихвсе деньги! И ничего такого, о чем эти уважаемые отцы семействчитали в святых книгах…

Так и начинались мытарства репатриантов, пережить которые удавалось далеко не всем. 

В 1906 году в порту Яффо сошла на берег семья из пяти человек: муж, жена и трое детей. Им крупно повезло — их друзья, прибывшие в страну за год до них, арендовали им квартиру из трех комнат. Наняв извозчика и телегу, глава семьи, лысый, крепко сбитый,мужчина тридцати восьми лет, проконтролировал, как арабы-носильщики загрузили весь багаж, и только после этого семьяотправилась на извозчике по определённому адресу. Довольно скоро они оказалась на месте — в районе Неве Шалом.

Глава семейства внимательно осмотрел новое жильё и, ничего не сказав, дал команду разгружать. Звали этого человека Акива АрьеВайс. Прибыл он со своей семьёй из польского города Лодзь.Деловой и прагматичный Акива думал, разумеется, о благополучии своей семьи, но романтические идеи Теодора Герцля о возможности обрести свою страну не были ему чужды. В дальнейшем именно Акиве  Вайсу предстояло сыграть важную рольв строительстве Тель- Авива, первого еврейского города в Эрец Исраэль.

По профессии Вайс был ювелиром и часовщиком. Сняв небольшую лавку на арабском рынке Яффо, Акива принялся с дотошностьючасовщика обустраивать свой бизнес и быт. Перезнакомившись со всеми соседями, он живо заинтересовался еврейской жизнью в Яффо. Вскоре он понял, что главной проблемой у евреев была нехватка жилья. Каждый день на берег сходили сотни вновь прибывших, а жить им было попросту негде. Цены на съём были заоблачные, а строительство новых домов почти не велось. 

И тогда предприимчивый Вайс предложил своим новым друзьяморганизовать товарищество и заняться покупкой земли под застройку. Под нашу застройку — с евреями-строителями и евреями-застройщиками! Очень скоро его идею поддержали друзья и соседи,так и было организовано товарищество пайщиков под названием «Ахузат байт», что означает «Усадьба». Акиву Вайса выбрали председателем. 

Внимательно всмотритесь в портрет этого человека. Наверняка вы почувствуете в его лице энергию, волю и упрямство. Глядя на Вайса, можно с уверенностью сказать, что этот человек умеет достичь поставленные цели. А цель была не из лёгких: на прибрежных пустынных дюнах построить современныйевропейский, и в то же время — еврейский город! 

За три года существования товарищества Вайс достиг невозможного: он добился получения ссуд в Англо-Палестинском банке для членов товарищества. В результате они приобрелидостаточное количество земли под застройку чуть северней Яффо.Распределив участки, Вайс нанял рабочую силу и приступил к строительству нового города, названия у которого ещё не было. Заметьте, строителями были только евреи. 

Днем рождения города считается 11 апреля 1909 года, пятый день Пасхальной недели, когда состоялась знаменитая жеребьёвка «на ракушках». Члены товарищества собрались на берегу моря. С собой они принесли 66 белых ракушек и столько же — серых. На белых написали фамилии пайщиков, а на серых – номера участков,и разложили их по двум коробкам. Один мальчик вытаскивал белые ракушки, другой – серые. Так товарищи распределили участки. 

Главной улицей нового поселения стала улица имени ТеодораГерцля.  В самом начале этой улицы Вайс предложил построить школу. Он понимал, что именно школа привлечёт много новыхчленов в товарищество. Так в Палестине появилась первая еврейская гимназия, названная «Герцлия». 

Имя отца-основателя сионизма было самым звучным для строителей, а посему и сам город хотели связать с его именем. Но туркам не нравилась сионизация Средиземноморского побережья. И строители долго не могли найти подходящее название городу.Помог общественный деятель и сионист Менахем Шенкин. «Ведь по существу, — рассуждал он, — мы строим первый еврейский город,глядя в книгу Герцля «Альтнойланд». Нахум Соколов, перевёл её на иврит и дал ей другое название — «Тель-Авив». Так и назовём наш новый город!» 

В 1910 году детище одержимых идеей строительства чисто еврейского города получило имя Тель-Авив. 

А. Вайс выписал из Берлина книги по архитектуре, изучил их и построил свой дом по собственному проекту. И не где-нибудь, арядом с гимназией «Герцлия». Сегодня вы его увидите на улицеГерцль, 2. 

/В этом месте фотография дома/

Вайс мечтал, чтобы новый город стал символом возрождающейся страны. «Как Нью Йорк является воротами в Америку, так Тель-Авив будет вратами Израиля!»- говорил он. Акива просил избегатьдешевого строительства по каталогам, ведь каждый, построенныйевреями, дом должен отличаться особым стилем. Его призыв не канул в лету! Тель-Авив 20-30х годов – это собрание уникальных строительных проектов, сочетающих всевозможные архитектурные стили востока и запада. 

Сегодня их реставрируют. А не так давно рядом с домом Акивы Вайса воздвигли памятник Дрейфусу. 

                      /Памятник Дрейфусу/

Вначале это соседство показалось мне странным. А потом я понял:и Альфред Дрейфус, и Акива Вайс, каждый по-своему, явилисьинициаторами возрождения еврейского народа в 20-м веке. Дрейфусу удалось внести в повестку дня европейской политикиеврейский вопрос, а Вайсу заложить основы первого еврейскогогорода в Израиле. 

Из истории Тель-Авива

                                 

                                                                 Города строят победители!

В Торе сказано, что первым градостроителем был Каин. Землепашец, которому земля отказала в пропитании, вынужден был создать городское пространство. С той поры так и повелось у людей: чтобы выжить в этом мире, они должны обустроить среду своего обитания – город. 

Первые волны репатриации обрушились на Палестину в конце 19-говека после жестоких погромов в Российской империи. Подогреваемые страстными речами сионистов, евреи продавали все нажитое имущество и отправлялись в неведомые края, надеясь обрести покой и пристанище. Кто-то грезил Америкой, а кто-то Палестиной с верой в то, что это и есть Земля Обетованная. 

Они приплывали на кораблях в порт Яффо, выходили на берег и … ужасались тому, что видели. Земля, в которой по их представлениям должны были течь молочные реки, теряла весь свой флёр среди потоков грязи на улочках убогого восточного городка.  Легко себе представить их разочарование, когда они встречали на рынках и в лавках кричащих людей непонятного происхождения, то ли арабов, то ли турков, желающих отнять у нихвсе деньги! И ничего такого, о чем эти уважаемые отцы семейств читали в святых книгах…

Так и начинались мытарства репатриантов, пережить которые удавалось далеко не всем. 

В 1906 году в порту Яффо сошла на берег семья из пяти человек: муж, жена и трое детей. Им крупно повезло — их друзья, прибывшие в страну за год до них, арендовали им квартиру из трех комнат. Наняв извозчика и телегу, глава семьи, лысый, крепко сбитый, мужчина тридцати восьми лет, проконтролировал, как арабы-носильщики загрузили весь багаж, и только после этого семья отправилась на извозчике по определённому адресу. Довольно скоро они оказалась на месте — в районе Неве Шалом.

Глава семейства внимательно осмотрел новое жильё и, ничего не сказав, дал команду разгружать. Звали этого человека Акива Арье Вайс. Прибыл он со своей семьёй из польского города Лодзь. Деловой и прагматичный Акива думал, разумеется, о благополучии своей семьи, но романтические идеи Теодора Герцля о возможности обрести свою страну не были ему чужды. В дальнейшем именно Акиве  Вайсу предстояло сыграть важную рольв строительстве Тель- Авива, первого еврейского города в Эрец Исраэль.

По профессии Вайс был ювелиром и часовщиком. Сняв небольшую лавку на арабском рынке Яффо, Акива принялся с дотошностью часовщика обустраивать свой бизнес и быт. Перезнакомившись со всеми соседями, он живо заинтересовался еврейской жизнью в Яффо. Вскоре он понял, что главной проблемой у евреев была нехватка жилья. Каждый день на берег сходили сотни вновь прибывших, а жить им было попросту негде. Цены на съём были заоблачные, а строительство новых домов почти не велось. 

И тогда предприимчивый Вайс предложил своим новым друзьям организовать товарищество и заняться покупкой земли под застройку. Под нашу застройку — с евреями-строителями и евреями-застройщиками! Очень скоро его идею поддержали друзья и соседи,так и было организовано товарищество пайщиков под названием «Ахузат байт», что означает «Усадьба». Акиву Вайса выбрали председателем. 

Внимательно всмотритесь в портрет этого человека. Наверняка вы почувствуете в его лице энергию, волю и упрямство. Глядя на Вайса, можно с уверенностью сказать, что этот человек умеет достичь поставленные цели. А цель была не из лёгких: на прибрежных пустынных дюнах построить современный европейский, и в то же время — еврейский город! 

За три года существования товарищества Вайс достиг невозможного: он добился получения ссуд в Англо-Палестинском банке для членов товарищества. В результате они приобрели достаточное количество земли под застройку чуть северней Яффо. Распределив участки, Вайс нанял рабочую силу и приступил к строительству нового города, названия у которого ещё не было. Заметьте, строителями были только евреи. 

Днем рождения города считается 11 апреля 1909 года, пятый день Пасхальной недели, когда состоялась знаменитая жеребьёвка «на ракушках». Члены товарищества собрались на берегу моря. С собой они принесли 66 белых ракушек и столько же — серых. На белых написали фамилии пайщиков, а на серых – номера участков, и разложили их по двум коробкам. Один мальчик вытаскивал белые ракушки, другой – серые. Так товарищи распределили участки. 

Главной улицей нового поселения стала улица имени Теодора Герцля.  В самом начале этой улицы Вайс предложил построить школу. Он понимал, что именно школа привлечёт много новых членов в товарищество. Так в Палестине появилась первая еврейская гимназия, названная «Герцлия». 

Имя отца-основателя сионизма было самым звучным для строителей, а посему и сам город хотели связать с его именем. Но туркам не нравилась сионизация Средиземноморского побережья. И строители долго не могли найти подходящее название городу. Помог общественный деятель и сионист Менахем Шенкин. «Ведь по существу, — рассуждал он, — мы строим первый еврейский город, глядя в книгу Герцля «Альтнойланд». Нахум Соколов, перевёл её на иврит и дал ей другое название — «Тель-Авив». Так и назовём наш новый город!» 

В 1910 году детище одержимых идеей строительства чисто еврейского города получило имя Тель-Авив. 

А. Вайс выписал из Берлина книги по архитектуре, изучил их и построил свой дом по собственному проекту. И не где-нибудь, а рядом с гимназией «Герцлия». Сегодня вы его увидите на улицеГерцль, 2. 

Вайс мечтал, чтобы новый город стал символом возрождающейся страны. «Как Нью Йорк является воротами в Америку, так Тель-Авив будет вратами Израиля!»- говорил он. Акива просил избегать дешевого строительства по каталогам, ведь каждый, построенный евреями, дом должен отличаться особым стилем. Его призыв не канул в лету! Тель-Авив 20-30х годов – это собрание уникальных строительных проектов, сочетающих всевозможные архитектурные стили востока и запада. 

Сегодня их реставрируют. А не так давно рядом с домом Акивы Вайса воздвигли памятник Дрейфусу. 

Вначале это соседство показалось мне странным. А потом я понял: и Альфред Дрейфус, и Акива Вайс, каждый по-своему, явились инициаторами возрождения еврейского народа в 20-м веке.  Дрейфусу удалось внести в повестку дня европейской политики еврейский вопрос, а Вайсу заложить основы первого еврейского города в Израиле. 

Из истории Тель-Авива

                               

                                                                 Города строят победители!

В Торе сказано, что первым градостроителем был Каин.Землепашец, которому земля отказала в пропитании, вынужден был создать городское пространство. С той поры так и повелось у людей: чтобы выжить в этом мире, они должны обустроить средусвоего обитания – город. 

Первые волны репатриации обрушились на Палестину в конце 19-говека после жестоких погромов в Российской империи.Подогреваемые страстными речами сионистов, евреи продаваливсе нажитое имущество и отправлялись в неведомые края, надеясьобрести покой и пристанище. Кто-то грезил Америкой, а кто-тоПалестиной с верой в то, что это и есть Земля Обетованная. 

Они приплывали на кораблях в порт Яффо, выходили на берег и … ужасались тому, что видели. Земля, в которой по их представлениям должны были течь молочные реки, теряла весь свой флёр среди потоков грязи на улочках убогого восточного городка. Легко себе представить их разочарование, когда они встречали на рынках и в лавках кричащих людей непонятного происхождения, то ли арабов, то ли турков, желающих отнять у нихвсе деньги! И ничего такого, о чем эти уважаемые отцы семействчитали в святых книгах…

Так и начинались мытарства репатриантов, пережить которые удавалось далеко не всем. 

В 1906 году в порту Яффо сошла на берег семья из пяти человек: муж, жена и трое детей. Им крупно повезло — их друзья, прибывшие в страну за год до них, арендовали им квартиру из трех комнат. Наняв извозчика и телегу, глава семьи, лысый, крепко сбитый,мужчина тридцати восьми лет, проконтролировал, как арабы-носильщики загрузили весь багаж, и только после этого семьяотправилась на извозчике по определённому адресу. Довольно скоро они оказалась на месте — в районе Неве Шалом.

Глава семейства внимательно осмотрел новое жильё и, ничего не сказав, дал команду разгружать. Звали этого человека Акива АрьеВайс. Прибыл он со своей семьёй из польского города Лодзь.Деловой и прагматичный Акива думал, разумеется, о благополучии своей семьи, но романтические идеи Теодора Герцля о возможности обрести свою страну не были ему чужды. В дальнейшем именно Акиве  Вайсу предстояло сыграть важную рольв строительстве Тель- Авива, первого еврейского города в Эрец Исраэль.

По профессии Вайс был ювелиром и часовщиком. Сняв небольшую лавку на арабском рынке Яффо, Акива принялся с дотошностьючасовщика обустраивать свой бизнес и быт. Перезнакомившись со всеми соседями, он живо заинтересовался еврейской жизнью в Яффо. Вскоре он понял, что главной проблемой у евреев была нехватка жилья. Каждый день на берег сходили сотни вновь прибывших, а жить им было попросту негде. Цены на съём были заоблачные, а строительство новых домов почти не велось. 

И тогда предприимчивый Вайс предложил своим новым друзьяморганизовать товарищество и заняться покупкой земли под застройку. Под нашу застройку — с евреями-строителями и евреями-застройщиками! Очень скоро его идею поддержали друзья и соседи,так и было организовано товарищество пайщиков под названием «Ахузат байт», что означает «Усадьба». Акиву Вайса выбрали председателем. 

Внимательно всмотритесь в портрет этого человека. Наверняка вы почувствуете в его лице энергию, волю и упрямство. Глядя на Вайса, можно с уверенностью сказать, что этот человек умеет достичь поставленные цели. А цель была не из лёгких: на прибрежных пустынных дюнах построить современныйевропейский, и в то же время — еврейский город! 

За три года существования товарищества Вайс достиг невозможного: он добился получения ссуд в Англо-Палестинском банке для членов товарищества. В результате они приобрелидостаточное количество земли под застройку чуть северней Яффо.Распределив участки, Вайс нанял рабочую силу и приступил к строительству нового города, названия у которого ещё не было.Заметьте, строителями были только евреи. 

Днем рождения города считается 11 апреля 1909 года, пятый день Пасхальной недели, когда состоялась знаменитая жеребьёвка «на ракушках». Члены товарищества собрались на берегу моря. С собой они принесли 66 белых ракушек и столько же — серых. На белых написали фамилии пайщиков, а на серых – номера участков,и разложили их по двум коробкам. Один мальчик вытаскивал белые ракушки, другой – серые. Так товарищи распределили участки. 

Главной улицей нового поселения стала улица имени ТеодораГерцля.  В самом начале этой улицы Вайс предложил построить школу. Он понимал, что именно школа привлечёт много новыхчленов в товарищество. Так в Палестине появилась первая еврейская гимназия, названная «Герцлия». 

Имя отца-основателя сионизма было самым звучным для строителей, а посему и сам город хотели связать с его именем. Но туркам не нравилась сионизация Средиземноморского побережья. И строители долго не могли найти подходящее название городу.Помог общественный деятель и сионист Менахем Шенкин. «Ведь по существу, — рассуждал он, — мы строим первый еврейский город,глядя в книгу Герцля «Альтнойланд». Нахум Соколов, перевёл её на иврит и дал ей другое название — «Тель-Авив». Так и назовём наш новый город!» 

В 1910 году детище одержимых идеей строительства чисто еврейского города получило имя Тель-Авив. 

А. Вайс выписал из Берлина книги по архитектуре, изучил их и построил свой дом по собственному проекту. И не где-нибудь, арядом с гимназией «Герцлия». Сегодня вы его увидите на улицеГерцль, 2. 

Вайс мечтал, чтобы новый город стал символом возрождающейся страны. «Как Нью Йорк является воротами в Америку, так Тель-Авив будет вратами Израиля!»- говорил он. Акива просил избегатьдешевого строительства по каталогам, ведь каждый, построенныйевреями, дом должен отличаться особым стилем. Его призыв не канул в лету! Тель-Авив 20-30х годов – это собрание уникальных строительных проектов, сочетающих всевозможные архитектурные стили востока и запада. 

Сегодня их реставрируют. А не так давно рядом с домом Акивы Вайса воздвигли памятник Дрейфусу. 

Вначале это соседство показалось мне странным. А потом я понял:и Альфред Дрейфус, и Акива Вайс, каждый по-своему, явилисьинициаторами возрождения еврейского народа в 20-м веке. Дрейфусу удалось внести в повестку дня европейской политикиеврейский вопрос, а Вайсу заложить основы первого еврейскогогорода в Израиле. 

ТАЙНА ЕВРЕЙСКИХ ПРАЗДНИКОВ

                                                                                                                        בס״ד

                    

В Торе обозначены восемь праздников, названных «священными собраниями». Вот они: Песах, Шавуот, Рош а-Шана, Йом а-Кипурим, Суккот, Шмини Ацерет, Рош Ходеш и Шаббат. 

После разрушения Храма статус праздника  Рош Ходеш изменился. Шаббат в силу регулярности еженедельного проведения перестал восприниматься как хаг/праздник. Таким образом, говоря о годичном цикле праздников, мы ориентируемся только на шесть из них: Песах, Шавуот, Рош а-Шана, Йом а-Кипурим, Суккот и Шмини Ацерет. И вот что любопытно, перечисленные праздники связаны друг с другом попарно: 

Песах и Шавуот;

Рош а-Шана и Йом а-Кипурим; 

Суккот и Шмини Ацерет. 

Почему возникла такая странная система праздников, и с чем связана их так называемая «удвоенность» или «парность»? Какая тайна кроется за этим?

Может идея дуализма, то есть, двойственность нашего бытия просвечивается через эту странную систему? Вопросы интересные, и они явно требуют особого исследования. 

Три пары праздников, каждая из которых представляет нечто единое и целое, напоминает мне триаду Гегеля: теза-антитеза-синтез. При помощи этой триады великий философ пытался описать логику существования мира, понять принципы его построения. И я хочу попытаться осмыслить перечисленные выше праздники сквозь призму Гегелевской триады. 

Начнем наши изыскания со второй пары Рош а-Шана – Йом а-Кипурим. 

Известен спор мудрецов Талмуда о том, когда был сотворён мир. 

Раби Элиезер сказал: В месяц Тишрей сотворён мир. В Тишрей родились наши праотцы и в Тишрей они умерли. (Ицхак родился в Песах).  В Рош -а Шана забеременела Сара, а так же Рахель и Ханна. В Рош а- Шана Иосиф вышел из тюрьмы. В Рош а- Шана отменили все рабские работы, которыми мучали наших праотцов в Египте. В месяц Нисан они вышли из галута в Египте, а в месяц Тишрей будут выведены на свободу в будущем. 

Раби Иошуа сказал: В месяц Нисан был сотворён мир. В Нисан родились наши праотцы и в Нисан они умерли. (В Песах родился Ицхак). В Рош а -Шана забеременела Сара, а так же Рахель и Ханна. В Рош а-Шана Иосиф вышел из тюрьмы. В Рош а-Шана отменили все рабские работы, которыми мучали наших праотцов в Египте. В Нисан их вывели на свободу и в Нисан освободят в будущем. /Рош а -Шана, 11- а/

Рав Ури Шраки в своей книге «Время праздника» приводит эту дискуссию в  качестве начала разговора о сущности праздника Рош а-Шана. Если мир сотворён в осенний месяц Тишрей, то история всего человечества имеет  достаточно пессимистическую концепцию. Ведь с самого рождения всё в материальном мире идёт к своему завершению. Жизнь у нас ассоциируется с  весной и летом, а осень и зима — со смертью. Согласитесь, если в начало положена идея смерти, то сценарий выглядит весьма обречённо…

Если же сотворение мира произошло в весенний месяц Нисан, то исторические перспективы оптимистичны: весна – лето и как результат — пробуждение! Мы «обречены» на вечное обновление и расцвет. Во всяком случае с точки зрения духовных миров.

Рассуждения весьма интересные. Но мне хочется поговорить не об этом. Складывается ощущение, что такие события как «сотворение мира» и «Рош

а-Шана/Голова года» как-будто связаны друг с другом. То есть, если «сотворение мира» произошло в осенний месяц Тишрей, то и «Рош а- Шана» соответственно должен выпадать на Тишрей. А если акт Творения завершился в Нисан, то и Рош а-Шана должен был бы стать праздником, связанным с этим месяцем. 

Так ли это?  Давайте прочитаем текст Талмуда чуть внимательней. Обратим внимание, что в Талмуде «сотворение мира» – это одна тема, но есть разные мнения, когда оно произошло.  «Рош а-Шана» – совсем другая тема. И все перечисленные события, имеющие отношение к празднику  Рош а- Шана,  по версии раби Элиезера и по версии раби Иошуа — одинаковы. /Смотри подчеркнутое/.  Поэтому можно предположить, что «сотворение мира» и «Рош а-Шана» – явления самостоятельные и независящие друг от друга. Тайна сотворения мира остаётся таким образом тайной, и она не раскрывается в полном объёме в теме праздника Рош а-Шана.  

Меня интересует тот факт, что по утверждению Талмуда именно в Рош а- Шана египтяне прекращают мучать евреев рабским трудом. То есть, реальное освобождение еврейского народа начинается именно в Рош а-Шана. 

Рассмотрим две пары праздников Песах – Шавуот с одной стороны и Рош а-Шана – Йом а-Кипурим — с другой.  Шавуот по-существу завершает процесс, начавшийся в Песах. Таким образом цель исхода евреев – возникновение избранного народа и заключение союза со Всевышним  реализуется у горы Синай 6-го Сивана в Шавуот. И особо подчеркну, что инициатором этих действий является Творец. 

Прослеживая закономерность отношений между праздником Йом а-Кипурим и Рош а-Шана, мы без особого труда заметим, что в  Йом а-Кипурим завершается то, что начато в Рош а-Шана: суд и прощение. В эти же дни народ получает окончательное прощение за грех золотого тельца и ему  вручаются Скрижали завета, свидетельствующие о прощении.

Есть ли какая-то связь между этими парами праздников? Попробуем определить.    

Что происходит с первой парой? В Песах Творец выводит евреев из Египта, а в Шавуот превращает их из семьи в избранный народ и дарует ему Закон. Но оба этих процесса происходят по принципу «сверху вниз», то есть – исходят из верхнего мира и инициируются на уровне духа. Выходит так: Творец активен, а народ пассивен. 

Рош а-Шана, День трубления – согласно Торе – это реальное освобождение евреев от рабского труда. В этот день мы перестали выходить на работу, то есть перестали подчиняться Паро.  А в Йом а-Кипурим мы вполне осознанно получили две каменные Скрижали с десятью речениями, которые Моше спустил с горы Синай. И это знак нашего полного прощения. Можно сказать, что события Рош а-Шана и Йом а-Кипурим происходят по принципу «снизу вверх». В отличие от первого варианта инициатива находится в руках народа. Он сам не вышел на работу и сам получил Скрижали. 

Теперь напрашивается сравнение: Песах-Шавуот – это теза, а Рош а-Шана – Йом а-Кипурим – антитеза. И завершает триаду синтез, который выражен, благодаря ещё одной паре праздников:  Суккот — Шмини Ацерет. 

Можно с уверенностью сказать, что принцип двойственности, на котором  существует этот мир, проявляется в еврейских праздниках. «Сверху» спускается идея в Песах-Шавуот, и «внизу» она реализуется в Рош а-Шана – Йом а-Кипурим. Замечу, что снизу, как и положено в материальных мирах, она реализует свой потенциал на индивидуальном уровне, через каждого отдельного человека. 

Всё это напоминает мне сотворение человека, описанное в первых главах «Берейшит».  В начале действие  происходит на уровне замысла, а потом уже – на уровне воплощения. 

Примером также могут стать  десять речений, полученных у горы Синай, и благословения-проклятья, которые еврейский народ получил у гор Эйваль и Грезим. В пустыне – одна гора и только благословения, и это мир идей. А при входе в реальный мир пред нами встают две горы, и к благословениям добавляются проклятия. Материальный мир во всей своей противоречивости не сможет существовать без наличия двух, противоположных друг другу, начал.

Какие же выводы можно сделать исходя из определённой последовательности праздников? Вначале события происходят на уровне духа, идеи, и стало быть, действует Творец — это происходит в Песах-Шавуот, а затем на арену выходит человек, реализующий свою инициативу, и это в Рош а-Шана – Йом а- Кипурим. 

Вот вам и «теза-антитеза»! 

И если оба процесса вполне успешны, то в Суккот – Шмини Ацерет, а это есть синтез, у еврейского народа возникает возможность в реальном мире на Обетованной Земле построить свой дом и реализовать в нём идею служения Всев-му, пригласив в этот дом удивительных гостей/ ушпизин: Авраама, Ицхака, Яакова, Моше, Аарона, Иосифа и Давида.  Следом за ними приходит Сам Творец. Круг замкнулся. Нас вывели из рабства Фараона, чтобы мы могли «встретиться» со Всевышним и стать «Его рабами» на вполне реальном земном уровне. 

Синтез двух начал нашёл свою реализацию, и мир стал устойчив. Не в этом ли заключается скрытая сила еврейских праздников?!

WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑