ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС или ТЕОЛОГИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ

Земля Израиля обладает большей святостью, по сравнению с другими землями. /Трактат «Келим» 1, 6/        

Один мой знакомый, еврей по происхождению и христианин по убеждениям, большой любитель отыскивать в Торе  неожиданные, как ему кажется, места, заявил мне, что вне Земли Израиля еврей не обязан исполнять заповеди.

— Почему, — спросил я?

— Потому что так написано в Торе.

И цитирует:

Вот законы и постановления, которые ты должен сохранять и выполнять в ЗЕМЛЕ, которую Г-дь Б-г дал праотцам твоим и тебе во владение все дни, пока вы существуете. /Дварим 12, 1/

Ссылаясь на данный текст, он и заключил, что находясь вне Земли Обетованной, сохранять и исполнять указания Творца не обязательно. Итак, опираясь на его точку зрения, можно всем нашим собратьям, живущим вне Эрец Исраэль, сообщить  радостную весть. Пусть не мучаются по поводу того, что не соблюдают кашрут или нарушают Шаббат. Хотя я думаю, что они и так не очень страдают от этого.

Когда он завершил свою тираду, он стал ждать моего ответа.

«Ищет себе оправдание»,- подумал я. А вслух сказал: «Действительно, можно понять так, что выполнение заповедей в Земле Израиля – это цель. А иначе, зачем было выводить нас из Египта? Но ты обрати внимание на самый конец предложения – «все дни, пока вы существуете». ВООБЩЕ СУЩЕСТВУЕТЕ. В Израиле, или вне его, не имеет никакого значения. То, что на Земле Обетованной служение Всевышнему приносит другие результаты, для меня очевидно. Но и в галуте никто не освобождается от этой обязанности. Еврей, пока он жив, всецело посвящен Творцу. Всегда и везде.».

— Даже еврей – атеист?

— Ты говоришь о нерелигиозных евреях?

— Вот именно.

— И они тоже. Правда, их путь служения своеобразен, он состоит главным образом из мытарств и страданий. Но сейчас я о другом. Ты, сам того не ведая, коснулся очень интересной темы – служения на Земле Израиля. Один израильский генерал как-то заметил, что если начнётся третья мировая война, то это произойдёт только из-за Иерусалима и Храмовой горы. То есть он хотел сказать, что значимость этого места для всех народов чрезвычайно велика. Тем более для евреев.

— В историческом плане? Или в символическом? Или…

Он хитро улыбнулся, и я понял, что наша дискуссия завершилась. Ему больше не хотелось разбираться в тонкостях нашего происхождения. А я, возвращаясь домой, никак не мог успокоиться и продолжал размышлять на эту тему. Я все ещё внутри себя спорил с товарищем, отвечая на его каверзные вопросы.

— Как ты не понимаешь, — горячился я, — наше существование целиком и полностью зависит от Земли Израиля, Иерусалима и Храмовой горы.

— Поясни.

— Скажи мне, иудей – это национальность или религия?

— Скорее всего, национальность. В противном случае огромное количество людей, называющих себя евреями, таковыми не являются.

— Заметь, я сказал – «иудей», а ты заменил это слово на «еврей».

— Разве это не одно и то же?

— Это разные слова. «Еврей» происходит от слова иври – перешедший. «Иудей» можно понимать как ихуд – единение, или hодаа – благодарность. Но в одном эти понятия близки друг другу – они описывают отношения между Человеком и Творцом: иври открывает для себя Единого и стремится отыскать путь и «перейти» к Нему, а иhуди выражает Единому свою благодарность и желает служить Ему. И то, и другое понятие характеризуют возникшую в своё время общность, союз. В данном случае мы говорим о еврейском народе. Она, эта общность, не географическая и не этническая. Она, условно говоря, теологическая. Её определяют лишь наши отношения с Творцом. И знаешь когда и при каких обстоятельствах эта общность возникла?

— Наверно, у горы Синай, при даровании Торы?

— Чуть раньше. Первым, кто назвал нас народом, был фараон: «Вот народ сынов Израиля многочисленный и мощный…» Так написано в первой главе книги «Шмот». Но задолго до этого мы сами попытались определиться в качестве народа.

Произошло это при весьма странных обстоятельствах, когда наш праотец Яаков возвращался со всей своей семьёй из Падан Арама. После двадцати лет службы у Лавана он всей душой стремился на Родину. За это время у него родилось тринадцать детей, он стал владельцем большого богатства, но предстоящая встреча с братом Эсавом, у которого он в своё время обманом забрал благословение отца, его не радовала. Яаков боится брата, ведь тот поклялся его убить.

Я не буду подробно рассказывать всех перипетий происходящего в надежде на то, что сюжет известен. В ночь перед встречей, Яаков уединяется на берегу реки и «борется» с кем-то до утренней зари. Тора определяет его противника словом иш — человек, личность. Комментаторы объясняют, что этот иш – ангел-хранитель Эсава. Не сумев одолеть Яакова до восхода солнца, иш благословляет Яакова и сообщает, что скоро у того появится дополнительное имя – Исраэль. После этого Яаков со всем семейством приходит…  Куда?

— Насколько мне помнится, в город Шхем, — отвечал мне воображаемый оппонент.

— Совершенно верно. Написано: «И пришёл Яаков ШАЛЕМ город Шхем, который в земле Кнаанской». Это подстрочный перевод, поэтому не думай, что я пропустил союз «в» перед словом «город».

Слово шалем переводится как «целый, наполненный». Но в данном случае это слово может восприниматься как второе название города: Шалем – город Шхем! Тем более, что однажды мы уже встречали в Торе подобное название. В главе «Лех леха» Элимелех, царь Шалема, благословил Авраама.

Есть комментаторы, объясняющие нам, что Яаков пришел именно в Шалем, тот самый, о котором идёт речь в главе «Лех леха». Другие считают, что город всё-таки назывался Шхем. Фраза построена так, что оба этих варианта возможны.

Но ведь Шалем это не что иное, как Иерушалаим. Создаётся впечатление, что город Шхем страстно хочет быть Иерушалаимом/Иерусалимом. Зачем? Попробуем это понять.

Двадцать лет тому назад отправляясь в дальний путь, Яаков заночевал в одном месте под названием Луз. Ему снится лестница, по которой спускаются и поднимаются ангелы. Сам Всевышний беседует с Яаковом, обещая ЭТО место отдать ему и его потомству.  Проснувшись, наш праотец называет ЭТО место Бейт Эль (дом Б-га) и строит там жертвенник. В будущем ЭТО место станет местом возведения Храма, то есть – Храмовой горой в Иерушалаиме.

Шхем, стремящийся стать Иерушалаимом, видимо, мечтает о Храме, о Бож-ном присутствии, о Шехине. В будущем самаритяне так и поступят, объявив гору Гризим, у подножия которой расположен город Шхем, Храмовой горой. Они до сих пор приносят там Пасхальные жертвы.

А может, Яаков сам создаёт себе эту иллюзию? Он покупает участок земли рядом  со Шхемом. Талмуд говорит, что он строит там рынки, открывает магазины, штампует монеты (деньги). Не одну неделю, не один месяц живёт здесь семейство, а целых два года! Почему Яаков не идёт дальше, в Бейт Эль? Или Бейт Эль для него оказался здесь? Тогда Шхем действительно превратился в Шалем! Можно жить себе припеваючи! Если бы не случилась история с Диной, его единственной дочерью. Однажды она отправилась погулять, и Шхем, сын правителя этого места, изнасиловал её. Узнав об этом, братья «огорчились и весьма разгневались, потому что мерзость сделал он /Шхем/ с Исраэлем».

Откуда взялось это имя – Исраэль? Ведь братья ещё не знают, что их отец получил его дополнительно к своему имени Яаков? Напомню: слово исраэль можно перевести как «прямо к Б-гу». Выходит, что для них «Исраэль», это внутреннее состояние, которое они ощутили в этой непростой ситуации. И оно их объединяет в единое целое перед Всевышним. В будущем мы назовём подобное состояние – народом. Это, первое. И второе: Шхем, силой овладев Диной, захотел на ней жениться. Начинаются переговоры. С одной стороны их ведёт Хамор, отец Шхема, с другой — не Яаков, отец Дины, а её братья. И особую инициативу проявляют два брата, Шимон и Леви. Мудрецы утверждают, что Шимону было тогда всего 13 лет, а Леви – и того меньше.

Меня в их разговоре с правителем Хамором заинтересовало то, что братья требуют подвергнуть всех жителей Шхема обряду обрезания, в результате которого местные жители и семья Яакова станут ОДНИМ НАРОДОМ. Значит, сейчас существуют ДВА РАЗНЫХ НАРОДА? Вот ещё одно доказательство, что сыновья Яакова считают себя НАРОДОМ. А Яаков? Он безмолвствует. Когда же Шимон и Леви «убивают всех мужчин» Шхема, Яаков упрекает их в безнравственности, в том, что он, Яаков, малочислен, и весь его дом (его семью) могут легко уничтожить. На это сыновья логично отвечают: «Лучше было бы, «если к нашей сестре отнесутся, как к падшей?!»». Не «отнеслись», а «отнесутся», то есть и сейчас, и в будущем. Даже потомки будут считать нашу сестру падшей. То, что связано с семьёй, это — «сейчас», а слово «в будущем» — относится к народу. Вполне очевидно, что братья ощущают себя народом. И честь этого народа для них важнее, чем их личная жизнь.

И тут Творец прекращает этот спор, и приказывает Яакову идти в Бейт Эль. Народ должен обитать на СВОЁМ месте. Именно ТАМ, избавившись от захваченных у Лавана божков, семья, дом Яакова, приобретает потенциальную возможность открыто стать Израилем.

Что же тогда означает двухлетнее пребывание у города Шхем? Ответ прост: нужно было создать материальную основу будущего народа. Кому в дальнейшем достанется Шхем? Иосифу. Тому, кто ответственен за материальное благополучие. Красота Иосифа, его удачливость в управлении – всё это признаки внешнего, материального. Именно поэтому, утверждают наши мудрецы, вначале придёт  Машиах/Спаситель из дома Иосифа, а уж потом – Машиах/Спаситель из дома Давида. Вначале – материальная база, а уж потом – духовное восхождение! И где это должно произойти? В Бэйт Эле! Других вариантов нет!

И вот какой вывод мне хочется сделать из нашего разговора. Если сегодня спросить у жителей Израиля, какой, по их мнению, самый важный для страны город, я думаю, что большинство ответит, что таковым является Тель-Авив. Сегодняшний Тель-Авив, столица новых технологий, идей и плюрализма, это и есть тот самый Шхем Яакова. Но чтобы возник объединённый народ, надо обязательно двигаться в Бейт Эль —  в Иерушалаим. А как быть с историей Дины? Без неё, казалось бы, мы никогда не отправимся в Бейт Эль. Если внимательно присмотреться к нашей действительности, не трудно заметить, что эта история уже присходит. И выражается она в непростых отношениях Израиля с палестинцами. «Правые» требуют жёстких мер, «левые» говорят о том, что надо вернуть завоёванное и примириться. А мне кажется, корень решения проблемы  ни в том и ни в другом. Надо, чтоб сейчас возник наш народ!

Мой невидимый собеседник не унимался.

— Погоди, что значат слова, «чтобы возник народ»? А разве он не возник три с половиной тысячи лет назад?

— В том то и дело, что он не возник, он в о з н и к а е т. Непрерывно. И сейчас, и здесь, и постоянно, и везде. Обновление, вот что для нас жизненно необходимо. Ведь не случайно мудрецы уподобили еврейский народ Луне, которая непрерывно обновляется. А первая заповедь, полученная народом от Всевышнего, связана с благословением нового месяца/а ходеш а зэ.

Слово ходеш – произошло от слова хадаш, то есть, новый! Еврейский народ обязан находиться в состоянии постоянного обновления. Любой вид консервации для него смерти подобен. Именно поэтому нам были даны две Торы, письменная и устная. Одна – постоянная, незыблемая, а другая подвержена изменениям. Их взаимоотношения создают постоянную динамику нашего благополучного существования. В таком же соотношении находятся Земля Израиля  и прочие земли, расположенные вокруг неё. А от двух имён, которыми мы называемся: «евреи» и «иудеи», вернее, от того, какое содержание мы в них вкладываем, зависят наши отношения с Творцом и то, пребываем ли  мы в изгнании/галуте  или достойны освобождения/геулы.

В той мере, в какой мы стремимся к Творцу и насколько усердно мы Ему служим, духовный центр Израиля будет перемещаться из прибрежной зоны Тель-Авива в Иерушалаим, на Храмовую гору. Видимо, тогда мы, наконец, начнём становиться народом Израиля, живущим на своей земле.

Диалог с воображаемым приятелем я закончил уже на своей кухне за стаканом кофе. Июльская жара выпустила меня из своих крепких  объятий, впустив в мир лёгкий вечерний бриз. Научившись  за двадцать пять лет жизни на Святой Земле терпеливо сносить и изнурительный летний зной, и пронизывающую до костей январскую зябкую влажность, я  как награду воспринимал вечерний бриз, залетавший в моё окно. Солнце погружалось в море и звёзды пылающими угольками рассыпались по бархатному небу. В эти секунды я ощущал нечто, что про себя называл Бож-ной благодатью, и душа моя от этого пребывала в радости и покое. Я – дома. Я там, куда Гос-дь привёл моих предков, освободив их из рабства. Он дал им учение и призвал служить Ему, и я тоже причастен к этому.

Я не говорю об этом вслух, потому что боюсь ложного пафоса, но про себя каждую секунду не устаю повторять, я – дома. Потому что здесь и сейчас я хочу служить Ему. На этой Земле и под этим Небом.

Foto: «Beth Meir» Daniel Ventura

Реклама

ЗДЕСЬ И СЕЙЧАС или ТЕОЛОГИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ: Один комментарий

Добавьте свой

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: