НЕИЗВЕСТНЫЕ ИЗВЕСТНЫЕ СЮЖЕТЫ

Уж сколько раз твердили миру, что настоящая история человечества началась… с грехопадения. Дескать, в самом начале своего Пути люди оступились, споткнулись на ровном месте и в наказание «попали с неба на землю». А ведь как хорошо все было задумано! Создал Гос-дь людей, Адама и Хаву, мужчину и женщину. Благодать! Пастораль! Поручил им простенькую работу, следить за Райским Садом, возделывать его и охранять. Да и место, Ган Эден/Райский Сад, согласитесь, не самое плохое для беззаботной жизни. Но люди не оправдали доверия. Тут же взяли да и нарушили повеление своего «Работодателя» — съели плод запрещённого дерева.

Если кто забыл, я напомню, что дерево это называлось: “Древо познания добра и зла”. И не то, чтобы первые  люди испытывали недостаток в пище, ведь вокруг было много разрешённых и полезных для здоровья растений. Их же почему-то потянуло именно на запрещённое. Может быть, это было заложено в человеческом своенравном характере, нарушать предписанное и своевольничать, дабы получать удовольствие? Если эта идея верна, то ход всей жизни человечества будет в дальнейшем зависеть исключительно от наших с вами эгоистических прихотей.

Многие люди именно так и считают. Но я в этом сомневаюсь. Судя по первому человеку, по тому, как он представлен в Торе, я не могу сказать, что в нем проявляются какие-либо преступные наклонности и неуёмное желание ублажать своё эго. Он абсолютно предан своему Создателю и готов выполнять всё, что Тот ему велит. И всё таки преступление произошло. Почему?

А, может быть, дело в другом, и к свойствам характера проступок Адама и его жены не имеет никакого отношения? А вдруг во всём случившемся нужно искать следы замысла Творца?! И если это так, то какие именно? Это и захотелось мне понять.

Во всей истории “первого греха” смущает один, на первый взгляд, пустячок: невероятно быстрое отступление от «правильного» пути. Только что созданные Гос-дом творения, я говорю про Адама и Хаву, чистые и непорочные, почему-то сразу захотели нарушить запрет своего Создателя. Они ни в чём не испытывали нужды, никто их не угнетал и не понукал ими. Получается, что просто так, из прихоти они решили побаловаться. Откуда же у них взялось это желание? А, может быть, и не было неповиновения? Ведь никакого опыта «нарушений» правил у людей еще не было. Все их мысли и дела были направлены исключительно на выполнение повелений Творца. К этому стоит добавить, что Создатель вне всякого сомнения был осведомлён о всех мельчайших движениях души своих творений. То есть, Ему были известны наперёд все их желания и поступки. Ничего случайного или неожиданного произойти никак не могло. Напрашивается мысль, что вся история грехопадения была задумана Творцом заранее. Для чего? Прочитаем внимательно текст первой главы Берейшит.

Человек был сотворен “по образу и подобию” Создателя. Назывался он “адам” и содержал в себе два начала “мужское/захар” и “женское/некева”, соединенные воедино. Далее, вырастил Творец из земли деревья,  красивые и вкусные, и “дерево жизни”, которое было размещено внутри Райского Сада. А так же “Древо познания добра и зла”. Где это дерево росло, непонятно, либо внутри Сада, либо вне его. “Человека/адама” Гос-дь помещает в Райский Сад, “для работы и охраны”. Позволяет ему от всякого дерева Райского сада есть, а от “Древа познания добра и зла” есть не позволяет. Заметим, пока что “человек/адам” — это единое создание «мужчина и женщина».

Далее Гос-дь заявляет что “плохо быть человеку одному”. Надо сделать ему “помощника против него”. Я перевожу эту фразу с иврита дословно, чтобы не утратить смысл сказанного.

Следующий шаг, Всевышний из праха земного создаёт животных и птиц, приводит их к “человеку”, и тот даёт им имена, тем самым наделяя создания Бож-и определённой сущностью. Но “помощника против него” так и не появляется.

Тогда Творец  наводит на “человека” крепкий сон и разделяет его на две части, “мужскую” и “женскую”. “Мужская” часть нарекается именем Адам. Женская остаётся безымянной. Её зовут “иша/жена”, потому что от “иш/муж” взята. Адам, глядя на жену, тут же заявляет, что на сей раз создано нечто, что ему очень близко и для него важно. Потому в дальнейшем “оставит муж отца своего и мать свою и прилепится к жене своей и будут единой плотью”. Ещё раз обращаю ваше внимание на то, кто говорит эту фразу. Адам, первый мужчина. Почему для меня это важно? Да потому, что на этом «прилипании» мужа к жене должно строиться всё существование человечества, в котором женщина явно доминирует.

И тут начинается новое событие, связанное со Змеем и со злополучным “Древом познания добра и зла”. Змей оказался явным провокатором, ведь именно он смутил женщину и подтолкнул ее нарушить запрет Творца. Потому и стало имя Змея нарицательным для людей. Но разве не странно внезапное появление Змея, единственного существа в Ган Эдене, которое может само принимать решения и вести диалог с людьми? Он что, не находится под властью Творца?

В современном иврите слово “нахаш” действительно означает “змея”. Каким же было это существо из Райского Сада, сыгравшее столь неблаговидную роль во всей этой истории? Ползающим, ходящим или летающим? Про него в тексте говорится, что он был “арум”. Это слово можно перевести как «хитрый» или «обнаженный». Про первых людей в тексте (строчкой выше) так же сказано, что они были “арумим”, то есть — нагие, но это их нисколько не смущало/ло итбошешу.

И вот что любопытно, в пустыне, когда Моше на сороковой день не спустился с горы Синай, про него так же сказали “ки бошеш Моше”/Шмот 32,1/ В данном случае речь идёт о том, что Моше по непонятным причинам не вернулся. Использование одного и того же слова в столь разных ситуациях не случайно. Я уверен, что существует связь между «первородным грехом» в Ган Эдене и грехом «золотого тельца», совершённым народом у горы Синай.

Но вернёмся к нахашу (давайте называть ивритским словом змея) и к первым людям. Для нас важно, что и нахаш, и люди были “арумим”, то есть обладали каким-то общим свойством, выраженным словом “арум”. А коли так, можно предположить, что они вполне могли понимать друг друга.

Свой разговор с “женой” нахаш начинает со словесного оборота, часто встречаемого в первой главе Торы: “И сказал Гос-дь”. Смысл этих слов в том, что все, сказанное Гос-дом, тут же воплощается. Например:

И сказал Гос-дь: да будет свет! И стал свет! И т.д.

Обратившись к жене, нахаш спросил: “Действительно ли Гос-дь сказал /им/ не есть от всех деревьев сада?”

Вопрос этот явно провокационный. Если бы Гос-дь СКАЗАЛ что-либо, то сказанное тут же воплотилось, и никакого вопроса  ни у кого не могло возникнуть. А они почему-то обсуждают сказанное Б-гом! Значит, ничего не было сказано, и люди сами придумали себе запрет.

Жена не видит никакого подвоха в речах змея и воспринимает заданный вопрос как нечто вполне логичное и само собой разумеющееся. Разговор с нахашем вполне отвечает её причинно-следственному восприятию мира. Оно и понятно. Ведь жена в отличие от мужа “построена” из “одухотворенного материала” и обладает способностью размышлять.

Между женой и “нахашем” завязывается “нормальная” беседа, и доводы нахаша не кажутся жене странными а, тем более, опасными. В итоге, она соглашается с тем, что говорит Змей, срывает плод с того самого “Древа познания добра и зла”, съедает плод сама и угощает им своего мужа. Тот, ничего не подозревая, принимает еду из рук жены. Ведь это не было ему запрещено. И вдруг!!!

“И открылись глаза их обоих, и узнали, что наги они” /Берейшит 3, 7/

Люди обнаружили, что их неприкрытые тела приводят их в смущение. Именно то самое качество “арум”, которое роднило людей со змеем, стало восприниматься ими негативно. Нет, не то, чтобы им разонравилась какая-то часть тела. Они просто-напросто почувствовали различие между тем, что находится выше и ниже пояса. И тогда они сделали себе опоясание из листьев инжира и тем самым «отделили» свой “верх” от “низа”. То есть, провозгласили различие между “верхом” и “низом”. И как это сказалось на их поведении? Услышав, что Всевышний, прогуливаясь по Райскому Саду, приближается к ним, они спрятались. Они больше не могут находиться в непосредственной близости от Него.

А дальше следует “наказание”. Я это слово взял в кавычки, потому что никакого наказания на самом деле не было. Творец привёл вновь появившиеся качества человека в соответствие с его будущей средой обитания. А она находилась вне Райского Сада.

Отныне Змей будет ползать на чреве своём и питаться прахом земным. Жена — тяжело вынашивать свой плод и в муках рожать его. И теперь не муж прилепится к жене, а она будет испытывать влечение к нему, а он получит над ней власть. То есть мир станет патриархальным.

Адам, первый человек, из за того, что послушал жену свою и съел запретный плод, навел проклятие на землю. И теперь он “в муках питаться будет от неё /земли/ все дни жизни”.

И самое главное, люди стали смертны, а значит у жизни появился смысл. Гос-дь сделал людям “одежды кожаные, и облёк их в эти одежды”. По существу, люди обрели материальность. Естественно, что теперь они уже не смогут жить в Ган Эдене, а поэтому Всевышний переселяет их на землю, то есть именно туда, куда и планировалось поселить людей.

Все произошедшее похоже на заранее продуманное действие. Люди, чтобы стать самостоятельными, должны были отдалиться от Всевышнего. Добровольно они на это не согласятся. Кто захочет утратить связь с Творцом? Разве что безумец! Адам и Хава не были безумны, а посему было так важно, чтобы они совершили какое-то прегрешение. Ну или им должно  было показаться, что они его совершили. И за это они будут наказаны и отлучены от Райского Сада и общения с Творцом. Так и произошло. А Змей им в этом помог. Разумеется, по приказанию Всевышнего.

А теперь вернемся к горе Синай, в пустыню. Там события развиваются по тому же сюжету. Чтобы получить Тору, народ должен “вернуться в Ган Эден” в состояние до грехопадения. Тогда только и возможно Бож-ное Откровение и непосредственное получение Закона из “уст Творца”. Что и случилось 6-го сивана. А после этого, народ должен был “вернуться” на землю, где ему предстояло заселить Кнаан и превратить его в Израиль. Для этого и понадобился грех «золотого тельца». Потому и одинаковое слово — бошеш — было использовано и в случае с Моше, и в истории “первородного греха”. Наконец-то я “закавычил” это понятие — грех. Потому что в действительности никакого греха не было.

События, описанные в первой главе Берейшит, наши мудрецы называют началом творения. А то, что произошло у горы Синай – завершением. И в том, и в другом случае Гос-дь духовно «возносил» человека, чтобы передать ему определённые знания, а после «опускал» вниз, на землю, чтобы человек эти «знания» мог использовать. «Опускание» происходило при помощи «первородного» греха в первом случае , а во втором – посредством греха «золотого тельца». Так что не надо спешить осуждать наших предков за безрассудство и неповиновение. Они не могли поступить иначе. Лучше разобраться в том, какие качества появились у людей в связи со всеми этими «грехами». Ведь именно их мы и унаследовали.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: