КИ ТАВО /Когда придёшь/

Предыдущая глава начиналась словами «Когда выйдешь», а нынешняя – «Когда придёшь». Вполне естественно, что подобное сочетание названий побуждает искать связь между главами. По законам обыденной логики тот, кто вышел, обязательно куда-нибудь придёт. Естественно, что между двумя этими действиями лежит определённый путь, который влияет на идущего. Одним словом, возможные ассоциации при данном способе анализа текста ограничиваются только силой воображения. Подобный метод сопоставлений порой даёт хорошие результаты. Особенно в тех случаях, когда на первый взгляд нет ничего общего между смежными отрывками. Например, в конце предыдущей главы есть заповедь о правильных весах и верных гирьках. Она соседствует с отрывком об Амалеке. Вроде никакой внешней связи между ними нет. Но Раши тут же замечает:

Если обманул при взвешивании, берегись ссоры с врагом, потому что сказано: «Лживые весы — мерзость перед Гос-дом… Явится высокомерие – явится посрамление». /Мишлей 11, 1-2/

Оказывается, связь между двумя отрывками имеется, и одна, более понятная тема, помогает разобраться в другой, непонятной. Но в главе «Ки таво» меня привлекло другое. Это один стих, вызвавший моё недоумение. Приведу его:

И сказал Моше и священники-левиты всему Израилю, говоря: «Внимай и слушай, Израиль! В этот день ты стал народом Г-ду, Б-гу твоему».
/Дварим 27, 9/

О каком дне здесь идёт речь? О том дне, когда мы перешли Иордан? Разве в этот день мы стали народом? Тогда что же произошло у горы Синай сорок лет назад? Ведь сказано в книге «Шмот»:

И Я возьму вас к Себе в народ и буду вам Б-гом… /Шмот 6, 7/

Сфорно, известный комментатор Торы, живший в 16-ом веке в Италии, считает, что народом мы стали у горы Синай в момент дарования Торы. Как же сейчас, спустя сорок лет, воспринимать слова Моше и священников? Приведу отрывок из Талмуда, который поможет разобраться в данной ситуации:

Из уважения к изучающим Тору рабби Иуда объяснил стих «Внимай и слушай, Израиль! В этот день ты стал народом…». Вот, что он сказал: «День, про который здесь говорится, это день дарования Торы. Тогда чему нас учит этот стих? Что каждый день желанна Тора для изучающих её, как была желанна в момент дарования у горы Синай». /Брахот 63, б/

Значит, всякий раз, когда мы изучаем Тору во имя любви к ней самой, то есть без какой-либо корысти, мы объединяемся в единый народ. Это мнение рабби Иуды. И если оно отражает действительность, то еврейский народ на сегодняшний день не такой уж многочисленный, поскольку бескорыстно изучающих не так уж и много.

Однако, если обратиться к контексту, из которого взят этот отрывок, то там об изучении Торы ничего не говорится. Речь идёт о другом:

И заповедал Моше и старейшины Израиля народу, говоря: соблюдай всякую заповедь, которую я заповедую вам сегодня. И будет, в день, когда вы перейдёте Иордан и вступите в землю, которую Г-дь, Б-г твой, даёт тебе, поставь себе камни большие и обмажь их известью. И напиши на них все слова этой Торы, при твоём переходе, во имя того, чтобы ты вступил в землю, которую Г-дь, Б-г твой, даёт тебе… /Дварим 27, 1-3/

Как видите, ни слова об изучении Торы, только о двенадцати камнях, белёных известью (по количеству колен), на которых нужно записать Тору. Весь её текст или какие-то избранные куски — об этом наши мудрецы спорят до сих пор. Для меня же важен сам факт воздвижения этих камней-памятников. И что весьма любопытно, в следующем, четвёртом стихе, почему-то опять повторяется указание о камнях:

И будет, когда перейдёте Иордан, поставьте камни эти, о которых я заповедую вам сегодня, на горе Эйваль и обмажьте их известью. И устрой там жертвенник  Г-ду, Б-гу твоему, жертвенник из камней, не поднимая на них железа. Из камней цельных устрой жертвенник Г-ду, Б-гу твоему, и вознеси на нём всесожжения… И напиши на тех камнях все слова этой Торы, очень ясно. /Дварим 27, 4-8/ 

Если бы Моше дал только одно указание, я бы понял, что камни нужно установить сразу после перехода Иордана. Прямо на берегу. Но из второго указания следует, что их место вовсе не на берегу, а на горе Эйваль, той самой, находящейся у города Шхем, с которой в дальнейшем будут раздаваться проклятия. Причём вначале эти камни послужат в качестве жертвенника, а уж потом – основанием для текста. Если же вы загляните в книгу «Иhошуа», глава 8-я, стих 30-й, то увидите, что евреи пришли к горе Эйваль только после того, как разрушили города Иерихон и Ай. После чудесной победы в Иерихоне мы вдруг потерпели оглушительное поражение у города Ай. На страстную молитву Иhошуа, в которой он вопрошал причину поражения, Всевышний ответил: «Встань, для чего ты упал на лицо твоё? Согрешил Израиль…». В Талмуде обсуждают этот стих:

«И сказал Всевышний Иошуа: встань…» — объяснял рабби Шило: «Сказал ему Всевышний: твоя вина /Иошуа/ тяжелее их /Израиля/. Я сказал «и будет, когда перейдёте Иордан, поставьте камни эти», а вы удалились на 60 миль». /Сангедрин 44,а/

Именно в 60 миль оценили наши мудрецы расстояние от Иерихона до Шхема. Но не это главное. Открытым текстом говорится, что Иhошуа нарушил указание Всевышнего. Или готов был нарушить? Видимо ему очень хотелось, чтобы двенадцать камней со словами Торы находились на территории колена Иосифа, к которому он принадлежал. Конечно, реальная ситуация, особенно связанная с войной, может внести коррективы в планы. И Творец, предвидя это, Сам вносит изменение в заповедь, ограждая Иhошуа от явного греха. Поэтому появляется указание о горе Эйваль. Это обстоятельство не ускользает от наших мудрецов, что и отражается в их дискуссиях. Продолжим чтение отрывка из трактата «Сангедрин»:

И было, когда был Иhошуа под стенами Иерихона, поднял глаза и увидел: вот, стоит перед ним человек, и меч обнажённый в руке его… И сказал человек: «Я вождь воинства Гос-дня… сейчас пришёл». Спросил его Иhошуа: «Вчера /из-за войны/ мы отменили постоянное жертвоприношение, а сегодня отменили изучение Торы. Из-за чего ты пришёл?». Ответил ангел: «Сейчас я пришёл». И заночевал Иhошуа той ночью в низине/эмэк. Объяснил  рабби Иоханнан: погрузился глубоко/амок в алаху/закон.

О чём здесь говорится? О том, что, даже находясь в состоянии войны, нельзя отменить изучение Торы. Допускаю, что Иhошуа был великим пророком и гениальным полководцем, но ответственность за случившееся после перехода Иордана полностью лежит на нём. Именно по этой причине завоевание Кнаана и распределение земли длилось целых четырнадцать лет. Вполне возможно, что для нас это был оптимальный вариант.

Порой мы с горечью произносим: «А ведь всё могло бы сложиться иначе!..» Скорее всего, не могло, но человеку свойственно мечтать. Изменить случившееся не в наших силах. А что же подвластно нам? Только то, что происходит здесь и сейчас. Оно и будет определять наше будущее. Исходя из того, о чём мы говорили выше, наша главная работа, которую даже война не может отменить – это изучение Торы. Исполнение этой заповеди способно приблизить нас к Творцу, превратить сынов Яаакова в сынов Исраэля. И если изучение Торы возвысит нас до служения Всевышнему, это и вернёт нас к своим истинным истокам. В месяц Элуль, предшествующий Рош а-Шана, тшува/возвращение к истокам должна занять центральное место в нашей жизни. Тогда Его милосердие по отношению к нам проявится во всём своём величии и освятит наступающий год.

Шаббат Шалом!
Раввин Михаил Коган

Фото: חביב שמעון

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s

WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑

%d такие блоггеры, как: