НАЧИНАЕМ КНИГУ ДВАРИМ.

Реклама

В конце декабря дни становятся короче, и это может кого-то напугать. Поэтому два тысячелетия назад было решено, что в ночь с двадцать четвёртого на двадцать пятое декабря, а по еврейскому календарю — с двадцать четвёртого на двадцать пятое Кислева, евреи во всём мире начинают зажигать свечи. Вначале одну, на следующий день две, потом три и так — до восьми. Света в мире прибавится, и многим людям станет гораздо легче. Количество улыбок на душу населения увеличится. Ко всем, не причастным к свечезажиганию, убедительная просьба: не мешать евреям выполнять свою работу.

Болею… Страдаю… Ни сесть, ни лечь, ни встать. Словно в плену у самого себя. Ночи напролёт смотрю в окно, а там дерево, с которого опадают желтые листья. Банальная ассоциация. Осень — старость.  Говорили мне, чтобы гимнастику делал и задницу почаще отрывал от стула! Досиделся. Теперь и лежать не можешь. А я им, мол это испытание. Выдержу, стану лучше. Уж куда лучше? Не надо лучше. От этого «лучше» стошнить может. Продолжаю упорно смотреть в окно, словно оттуда придёт спасение. А моё спасение здесь, на столе, в виде обезболивающих таблеток. .. С детства не люблю химию…

 

 

 

 

Как бы цинично это не звучало, чаще всего смешные случаи происходят во время похорон.

Хороним  уроженца города Житомира Михаила Михайловича В. В первом ряду сидит семья усопшего: жена, сын, сестра из Израиля.

Я напевно произношу слова молитвы о том, что душа Михаила бен Михаила обязательно обретёт покой в высях небесных. Из первого ряда слышу голос:

— Маму звали Бася. — Это голос сестры.

Я повторяю:

— Душа Михаила бен Михаила обрела…

Сестра из первого ряда:

-А маму звали Бася!

— И что? -спрашиваю я.

-Над его по маме…

— У нас принято по папе.

-А надо по маме!

-Не знаю, как у вас, в Израиле, а у нас  по маме только живых… поминают.

Произошло это маленькое событие 30 августа, в день моего рожденя /по Григорианскому календарю/

В этот день мне пришлось хоронить члена нашей общины, человека заслуженного, спортсмена, неоднократного чемпиона союза. На кладбище собралось много людей. Когда гроб опустили в могилу, вдова покойного потеряла сознание. Все столпились вокруг неё. Я оказался  между могилой и толпой в полном одиночестве. Жду, когда можно будет продолжить церемонию. Вдруг ко мне подходит старый еврей в соломенной шляпе, лукаво улыбается и поманив пальцем тихо говорит:

-Дорогой мой! Хочу воспользоваться моментом и поздравить вас с днём рождения! Счастья, здоровья и успехов в труде.

Ну, что тут скажешь. Пустячок, а приятно.

WordPress.com. Тема: Baskerville 2, автор: Anders Noren.

Вверх ↑